Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Оттенки Евы

+3
Голосов: 3
Опубликовано: 12 дней назад (11 октября 2017)
Редактировалось: 1 раз — 19 октября 2017
Настроение: настроение-осень, теплое, разноцветное, кофейное
Играет: Sting
Улыбка...

Именно твоя улыбка привлекает его, стоящего рядом, на детской площадке двора дома, где ты живешь. Он приглашает тебя поиграть. Вы что-то строите. Из песка. Тебе хорошо с ним. Вы смеетесь, обнимаетесь и падаете. Под тяжестью тел ломаются стены только что возведенного вами сооружения…

Тебе - два, ему три года.

Твоя мама подхватывает тебя на руки со словами «а сейчас мы пойдем обедать», но ты вдруг начинаешь солировать всеми своими природно-голосовыми музыкальными возможностями вперемешку со слезами, вырываясь из настойчиво-неуютных объятий и этим показывая, что только что завязавшаяся симпатия к новому другу намного важнее тебе, чем тарелка борща. Мама, глядя на тебя с недоумением, спрашивает:

- Солнышко, что случилось? Тебе интересно с этим мальчиком?

Рыдая, показываешь зажатый в своей руке подарок. Его подарок. Детскую игрушечную лопатку, как знак серьезных намерений, в будущем, возможно, строить не только песочный дом…

После слов воспитательницы: «А у нас новенькая девочка!», ты понимаешь, что вот эта сопливо-кричаще-бегающая команда – это твоя садиковская семья на дневное время суток. Кроме выходных, разумеется. Что именно здесь, в этих стенах и зарождается коллективное понятие о красоте, любви и восторге. Твое, еще с утра, нежно-розовое гипюровое платье, к вечеру каким-то расчудесным образом «я не знаю, как» представлено в новом декоре масляно-пальцевых акварелях новых друзей. Отныне данный тренд «оно само» будет в твоей моде в ближайшее время.

Очень тесно-ручкастое общение с тобой любопытных представителей детсадиковской группы обернулось потерей двух заколок с переливающимися камушками с твоих косичек, оторванными ленточками на сандаликах и снятым скальпом с еще утром красивой, в рыжих локонах, куклы, которую ты захватила с собой из дома. Просто так. Познакомиться с детьми.

Домой в руках ты принесла в яркой обертке шоколадную конфету. Точнее, какую-то липкую массу, в темно-потных разводах от жарких ладошек. На вопрос папы – «от кого такой подарок?», ты затарахтела, что этот мальчик очень воспитанный, моет постоянно руки и говорит «пожалуйста». Он такой! Такой!

- Так, дети, стали парами! Парами, я сказала! Девочка, как тебя зовут? Вот твоя пара. Взялись за руки и пошли в класс, – и, не дождавшись ответа-имени, первая твоя учительница, рядом поставила его. Вот так, однажды, дата «1 сентября» разделило твое детство на две части: «прощайте мультики, игры в куклы после девяти вечера», «ну, можно еще капельку посмотреть телевизор…» и новая домашняя побудка – «просыпайся, а то в школу опоздаешь!» «уроки сделала, портфель сложила?», «сколько можно копаться?».

Твоя пара, этот белокурый мальчик, умеющий бегло читать по-английски, имеющий какой-то там дан по борьбе и абсолютно не интересующийся техникой, сидел с тобой за одной партой, ожидал тебя после занятий танцами и музыкой, провожал до твоего дома и читал стихи, совершенно не по курсу школьной программы. Оказалось – свои. Тебе это нравилось. А еще нравилось повышенное внимание одноклассников к тебе и перешептывание между собой, как только ты входила в класс...

На выпускном вечере ты с ним держалась за руки. Вы танцевали, смотрели на звезды и загадывали желания, строили планы и целовались. Музыка… Всюду музыка – в словах, во взглядах, в прикосновениях… Подружки, вчерашние школьницы допытывались:

- Ну, что, у вас было, было? Он какой?

А ты так загадочно улыбалась, глаза светились, даже звездам было завидно:
- Ой, девчонки! Он такой! Такой!

Вы решили поступать в один вуз.
Планы, разговоры, лето...

Бабушка, видя - как ты порхаешь по квартире, собираясь к нему на свидание, сказала:
- Милая, я рада за тебя!
- Бабуличка, родная моя! Я так счастлива! Здравствуй, взрослая жизнь!

Она, эта взрослость, проявилась в случайной встрече с байкером в дорожном кафе, куда ты забежала укрыться от дождя в летний день. Один его взгляд, томный долгий, влажный… Всего лишь один взгляд… Какая-то необычная мелодия в левой стороне твоей груди вдруг позвала в акварель тюльпанного апреля посередине лета. Эта мелодия заполняла своей настойчивостью все клеточки тебя… Ты забрала документы из вуза еще до вступительных и через месяц объявила родителям:
- Я выхожу замуж! Он такой! Такой!

Его «таковость» стала вылезать из твоих стандартов мечтаний спустя полгода постоянной кочевой жизни и неприспособленности к ответственности за местоимение «мы». Была ответственность лишь за уникальное транспортное средство, собранное своими руками, которое являлось его гордостью, его семьей, его всем. Еще последующие полгода опытный товарищ по имени «быт» стал раскачивать лодочное строение в обмельчавшей реке ежедневной пресности общения двух, вчера еще близких, а нынче холодно-безразличных носителей причин и последствий.

Разошлись тихо-мирно-спокойно. Почти.

Ты осталась коротать вечерние часы в двадцати метрах рыдательных воспоминаний и изолированных удобств, подаренных твоими родителями к свадьбе. Ему же досталась опустошенная сердечная тара от прежней вино-водочной энергетики, пара гитарных аккордов в тональностях «да пошел ты!» и возвращение фамилии, взятой тобою для постоянного пользования. Оказалось, напрокат…

Твоя мама ничего не сказала… Просто в ее душе добавилось несколько сот километров морщинок…

Окончив курс жизненного университета, ты усвоила, что настоящая женщина не должна зависеть от мужчины. Никогда. Финансово инвестировав еще с месяц в отечественного фармпроизводителя успокоительных пилюль, ты, наконец, решила, что хватит шмыгать носом и жалеть себя. Пора возвращать себя в ту, улыбчивую, веселую, живую. Прежнюю. Что нужно не растерять школьные знания, которые еще прогуливались в твоих мозговых коридорах. С легкостью, поступив в наобум выбранный технический вуз, доказывая жизни –«фиг возьмешь!», окончила его с отличием и получила престижную должность руководителя отдела одного из предприятий финансового сектора экономики в твоем городе.

Надев лаковые туфли на высоченных шпильках, ты грациозно дефилировала стройностью по холдинговским просторам, в юбке-карандаш и ослепительной белой блузе, читая бегущую строку: «Ух ты, какая! Хочу!» в глазах проходящих мимо сотрудников-мужчин. Женская же половина офиса упражнялась в словесности, направленной в твой адрес, где преимущественно лидирующие позиции занимали сплошь шипящие звуки. Но аура аромата «с характером» французских духов и выстрел-взгляд твоих миндалевидных очей, цвета хмельной вишни, наповал убивали всю завистливо-бабскую лексику в зародыше.

Ты заполнила все свое личное пространство лишь работой, работой, работой да иногда девичниками с подружками, где тема «Все мужики сво…» была одной из главных.

Однажды, в курилке здания холдинга, свою сигарету ты прикурила с зажигалки в элегантных мужских руках нового сотрудника…

На очередной воскресной сходке подружек, на вопрос: «Ну, и...?», ты, сияя, пропела:
- Ой, девочки! Он такой! Такой!

Твои родители радовались внукам. Ты – торговому бизнесу, к которому у тебя вдруг обнаружился талант, жизненным перспективам и ему, единственному – самому, самому, самому…

Ожог случился внезапно. Летним днем. Не от солнца. От круглых четких буковок «когда скажешь ей о нас, мне сложно будет растить его одной…» из сложенного вчетверо тетрадного листка в клеточку. Чуть смятая записка нехотя выпала из кармана брюк, когда ты, с трудом осознавая, но не понимая, что уже не-единственная, готовила его костюм в химчистку после очередной командировки. Клеточная графика из школьной тетради многосотенно размножилась в твоих мыслях, обесточив мозг. В тот день гидрометеоцентр дождь не передавал, но у тебя случился душевный ливень со шквальным ветром в тринадцать баллов.

Сказала ты… Все. Громко. Вжатыми в ночь буквами. Какие-то фразы-обиды наполняли некогда теплый дом, поднимаясь своими тучами до потолка и с шумом града падали на пол. Что было потом, помнишь смутно… Утро душевного опустошения ты встретила в слезливом пространстве, срывая все шторы-гардины-обои в трехкомнатной, а заодно собирая и постельное белье с широкой, удобной двуспальной зоны комфорта, как свидетелей правды легкого поведения. Вынесла все это послесловие совместной жизни на помойку за многоэтажкой, сдобрила данную имущественную экибану подаренным еще на вашу свадьбу коньяком в фигурной бутылке из матового стекла - («Наполеон», говоришь? Сейчас проверим!»), и подожгла, понимая, что «нас» больше нет…Ты смотрела, как сгорали страсти, компромиссы, радости-горести трех семейных пятилеток…

Тебе уже за…

Конечно, о цифре умолчишь. За плечами - пара попыток понять, что такое женское счастье. Как многоточие – год скитаний по больничным койкам в поисках исцеления от душевных конвульсий да еженедельные психотренинги о женской привлекательности и сексуальности, грабившие твой кошелек и свободное время, которого, вдруг, почему-то стало много….

Воскресным утром проснулась и почувствовала, что что-то не додала себе в этой жизненной гонке. Не долюбила. Оказалось - себя…

Как итог – новые мысли, новая прическа, новый цвет волос, новый имидж, новая работа, новый взгляд на недавние события прошлой жизни. Новая ты...

Однажды, дождливым сентябрьским вечером, в отдаленном супермаркете от твоего дома, ты случайно столкнешься с ним. С тем, кто стал с тобой в пару. Помнишь? Да, да, в первом классе… Его белокурость проредилась лысостью. Мускульная рельефность его рук, полученная в виде всех данов по борьбе, с возрастом уверенно отпечаталась своей харизмой, очертания которой стали видны сквозь трикотажный джемпер. Оправа очков и часы говорили о его топовом социальном статусе.

И эта песня, под которую ты танцевала с ним на выпускном школьном вечере, лилась знакомыми нотами из окна проезжающей мимо машины. И возвращала твои мысли туда, в то время, где ты была счастлива

«Хочу, чтоб годам вопреки, также были мы близки….двадцать лет спустя…»

И ощущения - как теплая волна от воспоминаний тех уютных дней молодости накатывает прибоем, подбираясь к твоему сердцу и кто-то внутри тебя спрашивает робким голосом:
- Ну? Какой он?
- Он такой! Такой! … мой! – отвечают улыбкой морщинки у твоих глаз всему миру.

Жизнь, дама мудрая, сделав несколько витков в темпе вальса по судьбинным параллелям и меридианам, снова поставила вас в пару. Чтобы вы встретили свою весну в бархатном сезоне. Теперь на двоих у вас трое детей, две собаки, один кот древнего возраста, автомобиль, невыплаченный до конца кредит за квартиру и юношеский захлебный восторг от встреч. Вы оба, дважды свободные, понимаете: это оно, то самое, когда однажды становится навсегда…
Комментарии (4)
Олег Пуляев #    11 октября 2017 в 22:49
Удачи во всех делах.
Елена Рехорст #    12 октября 2017 в 14:24
Очень жизненно! Хорошо написано, Танечка!
Татьяна Мезенцева #    19 октября 2017 в 17:49
Спасибо большое!
Татьяна Мезенцева #    19 октября 2017 в 17:49
Спасибо большое!