Вовкины истории. Часть 5. Красноярск. Норильск

Билет в детство

09:21
7

Часть 5. Красноярск. Норильск.

1966

Красноярск. Аэропорт

По мере того, как деревня отдалялась всё дальше и дальше, а Норильск приближался, менялось и Вовкино настроение: ему уже не было так грустно оттого, что прошло лето, и почти закончились каникулы, он переключился на предстоящие встречи со старыми и верными друзьями, родным двором, школой и одноклассниками. Предстоял огромный обмен впечатлениями. Он уже мысленно раскладывал свои истории "по полочкам" — рассказать ему было о чём.
В Красноярском аэропорту стоял монотонный шум от взлетающих и идущих на посадку самолётов. Теплый воздух, смешанный с остатками несгоревшего топлива, слегка дрожал над взлётной полосой сизой дымкой и иногда переливался цветами радуги под солнечными лучами. В здании вокзала, видимо, было много народа, потому что и на улице тоже сидели на скамейках и на своих вещах пассажиры, ожидающие вылета. Их семья тоже расположилась на свободном месте у забора, и пока родители ходили узнавать про свой рейс, они со Славкой стояли возле решётки ограждения лётного поля, охраняя вещи. Вовка считал стоящие вдалеке самолёты и наблюдал за взлётом и посадкой: на лётном поле всё было в постоянном движении — к приземлившимся самолётам подъезжали маленькие машинки, в которые выгружались чемоданы, к другим наоборот подвозили вещи и загружали их, из одних самолётов выходили пассажиры, в другие — заходили. Вскоре ему это надоело:
— Славка, я пойду тут рядом похожу, гляну, может кого знакомых встречу.
— Сиди здесь. Нечего шариться.
— Да я быстро.
Народу сидело и стояло, лежало и постоянно ходило туда-сюда много. "Это сколько же людей надо в самолёты посадить, перевезти. Не все же в Норильск летят. А накормить? А конфет-леденцов сколько раздать!" — Думал Вовка, выглядывая в этом людском муравейнике хоть одно знакомое лицо.
— Привет! — Кто-то хлопнул его по плечу. Рядом стояли три совсем незнакомых пацана чуть постарше его. — Куда летишь?
— Я-то? В Норильск. А чё?
— Да просто, смотрим, ищешь кого-то.
— А вы куда летите?
— Да мы здешние, красноярские. В "пристенок" не хочешь сыграть?
— Не-а. Да у меня и денег нет.
— А чё деньги! Можно и просто так сыграть. У нас деньги есть, а у тебя вон часы, стекло, правда, треснутое. Но это ничего. Пойдут.
— Не буду я с вами играть, тем более ещё и на часы, не мои они — братовы, он дал мне их поносить.
Пацаны, как бы незаметно, становились кружком, прижимая Вовку к кустам. Он понял, что они сейчас будут часы у него отбирать, а заодно и под рёбра дадут.
— А может правда сыграть! — Сказал Вовка и, неожиданно для пацанов, резко толкнул со всей силы крайнего и быстро рванул к Славке. Пацаны, видимо, не решились догонять его и когда Вовка был уже возле брата, то оглянувшись, он их уже не увидел.
— Ты чего это несся так, как ужаленный? — Спросил Славка.
— Да так, побегать решил, а то скоро в самолёте сиди и сиди три часа. На часы свои, поносил и хватит.
В самолёте стюардесса опять раздавала точно такие же конфеты, как и в прошлый раз. Вовка подумал, вздохнул и взял почему-то всего одну горсть.
Это, наверное, от того, что за это лето он стал уже "намного" взрослее.
Самолёт вырулил на взлётную полосу, разбежался и, набирая высоту, помахал Красноярску на прощание крыльями. Вовка мысленно тоже помахал ему руками. Сбоку внизу виднелся вокзал и много людей, сидевших на своих вещах вдоль забора лётного поля и на крыльце вокзала в ожидании своих рейсов. Где-то там промышляли воровством три красноярских пацана.
А может быть не только три!

Норильск. Сбор металлолома

Самолёт пошёл на снижение, рассекая крыльями серые набухшие облака, под которыми открылись бесконечные просторы тундры, поблёскивающие зеркалами десятков озёр, разбросанных по бледно-жёлто-зелёному ковру и с высоты казавшихся лужами ярко синего цвета. Кое-где пластами лежал серый вековой лёд. Великолепие тундры завораживало, и Вовка с восхищением смотрел на её бескрайние просторы и красоты, открывающиеся с высоты и виденные им впервые. Когда они улетали, в начале лета, самолёт так быстро набрал высоту и поднялся над облаками, что под ними тундра не была видна. А сегодняшний её вид и её величие стало для него открытием.
Сделав несколько наклонов и небольшой разворот, самолёт стал заходить на посадку и вскоре его колёса соприкоснулись с бетонной полосой, чуть подпрыгнув, он пробежал ещё пару сотен метров и встал.
Алыкель.
Погода начала резко портиться. Небо быстро затянуло серыми тучами, спрятавшими солнце, подул холодный ветер, запахло сыростью и дождём.
Электричка.
Норильск.
Дома.
В этот же вечер Вовка встретился с друзьями, от радости встречи они немного потолкали друг друга, похлопали по плечам и спине и, так как на улице была "не лётная погода", то было решено провести завтрашний день в подъезде, и поделится всем тем интересным, что случилось у них летом...
… Как с приближением лета школьники мечтали о скором наступлении каникул, так и сейчас с не меньшим желанием они ждали начала учёбы. В каждом времени и событии есть свои прелести, а в этом году первого сентября Вовка с друзьями шли уже в школу третьеклассниками и чуть свысока смотрели на первоклашек, стоящих ещё не стройными группами и с заметным волнением смотревших на учителей и школу. Когда-то и они были такими же несмышлёнышами; нынче у них всё совсем по-другому, а ещё в этом учебном году ожидается важное событие в их жизни — им предстоит стать пионерами. Правда это будет не так скоро, весной, а до того момента их октябрятским звёздочкам еще предстоят различные соревнования между собой в учёбе, в спортивных играх и художественной самодеятельности. А самым первым соревнованием будет день сбора металлолома. Вовка с друзьями уже много чего приметили из металла в подвале и на чердаке дома, так что оставалось ждать этого дня, намеченного уже на первую учебную субботу. Что в субботу — это хорошо: вроде бы и в школе и в тоже время на улице. А то, что металлолом таскать — это не страшило, это так, в удовольствие!
На переменах каждый старался быстрее другого рассказать о своих интересных каникулах и от этого в школе стоял несмолкаемый шум. И только звонок на урок немного охлаждал пыл школьников, но даже и в классе ребятишки ещё ёрзали за партами, с нетерпением ожидая следующей перемены, не спеша настраиваться на учёбный лад.
Зоя Николаевна, видя в глазах и в настроениях учеников желание высказаться и поделиться своими впечатлениями, предложила:
— Ребята, я вижу, что вам очень хочется рассказать о том, как вы хорошо отдыхали летом, сколько узнали нового, скольких приобрели друзей. Давайте с вами сделаем так: первый урок в течение этой недели будем начинать с ваших рассказов о вашем отдыхе и приключениях, а остальные уроки будем усердно трудиться. Хорошо?
— Хорошо, Зоя Николаевна! — Это предложение им очень понравилось.
— С завтрашнего дня давайте и начнём.
Первая учебная неделя просто пронеслась, заполненная рассказами и впечатлениями о прошедшем лете, наполненном у каждого бурными и не очень событиями, но постепенно эта тема улеглась сама собой и закрылась.
Подошла долгожданная суббота. День выдался ясным и солнечным. Над входом в школу ещё вчера повесили большой транспарант "Что не нужное — на слом! Соберём металлолом!" Из громкоговорителя по улице растекались бодрые пионерские песни. Настроение у всех было весёлое, казалось, что даже солнце светит и греет по-особенному.
Вовка с друзьями, Сашкой-Лёней и Витькой, учились в разных классах, поэтому чтобы никому не было обидно, они заранее поделили найденные железяки и распределили, кто какие понесёт потом на школьный двор. Сашка-Пауль в расчёт не брался, он хоть росленький и шустрый, но пока что был первоклашка, посему ему выпала честь помогать в этом нелёгком деле всем троим в равной мере.
Каждому классу отвели место для складирования. Третьим и четвёртым классам разрешили объединиться в одну команду по два класса. Вскоре школьный двор стал похож на муравейник, а школьники с азартом включились в эту увлекательную работу и игру, в которой объединились и "поиск сокровищ" и "казаки-разбойники", а спортивный азарт и дух соревнования был почти осязаем, и висел невидимым облаком над школьным двором. Постепенно начали вырастать кучи из ржавых и гнутых труб, вёдер, панцирных кроватей и чугунных батарей отопления. Потом в них появились эмалированные и алюминиевые кастрюли, сковородки, тазики и даже тарелки — видимо бывшие излишками в домашней посуде. Каждому классу хотелось выйти победителем.
— Вот сейчас тележка была бы, то можно было на городскую свалку махнуть, там всякого добра полно.
— Может, так сходим?
— И чё мы, вот так принесём? Нет, там без тележки бесполезно. Да и далековато тоже. Ладно, так натаскаем.
На школьном дворе соседней школы тоже двигались свои "муравьи" и там тоже росли горы металлолома. В течение двух-трёх часов пацанами разных классов уже не в первый раз были обследованы и досконально вычищены все потаённые углы подвалов, чердаков и подъездов ближайших домов. Мальчишкам это было сделать легко, даже при отсутствии фонариков, так как все эти места им были знакомы как свои пять пальцев. Потом прошёл слух, что несколько учеников соседней школы попытались стащить железяки из куч Вовкиной школы, но старшеклассники отвоевали их и выставили караулы. Тоже сделали и школьники-соседи. Вскоре оба школьных двора стали похожи на большие свалки металлолома. Никто даже себе и представить не мог того, сколько этого металлического хлама валялось кругом, вроде даже и не замечали, что может его быть столько много.
К полудню сбор закончился и школьники, чумазые и немного уставшие, но весёлые выстроились возле своих "сокровищ". Учителя и старшие пионервожатые обмерили каждую кучу, пометив какой класс её собрал, чтобы в понедельник объявить на школьной линейке результаты и победителей, а директор школы, Владимир Иванович, поблагодарил всех:
— Молодцы, ребята! Все вы потрудились на славу. Смотрите сколько разного металла просто так валялось и захламляло наши дворы. А теперь, благодаря вам, всё это пойдёт в переплавку на завод, и потом из этого будут делать машины, трактора и станки, а может быть и велосипеды, на которых вы будете кататься. А сегодняшним своим трудом вы принесли огромную пользу стране и сэкономили сотни тысяч рублей государству. Спасибо вам октябрята, пионеры и комсомольцы! Сегодня среди вас нет проигравших, все вы — победители!
Школьники расходились по домам, чтобы привести себя в порядок. Вовка с друзьями стояли на крыльце и смотрели на горы металла:
— Всё равно наш класс больше собрал, чем ваш.
— Нет, это наш класс больше вашего собрал.
— А я вот что думаю: когда это всё переплавят, то, интересно, сколько машин сделают из этого?
— Сто!
— Ну, сто не сто, а штук сорок точно будет!
— Да, хорошо поработали, здорово! Можно перекусить, а потом выйдем в лапту сыграем, что ли.
Дома, Вовка подошёл к окну. Сверху было ещё лучше видно, сколько они собрали. Ему было приятно осознавать то, что и он вот с друзьями этим принёс пользу стране.
Мать с отцом тоже похвалили:
— Молодцы! Смотри-ка, мать, сколько железа натаскали! Весь двор школьный завалили! Комбайнов штук двадцать, не меньше, может получиться с этого, а то и больше. А если сенокосилок — так тех и сотни две можно будет сделать.
"А вот станем пионерами, то ещё больше пользы принесём!" — Подумал Вовка.

Шайбу-шайбу

Учебный год, так хорошо начавшийся с дружного сбора металлолома, входил в свой обычный ритм.
Прошедшие каникулы уже и не вспоминались, какое-то недолгое время школьники весело обсуждали конфузы, связанные с металлоломом — в понедельник на школьный двор приходили строители и, чертыхаясь, рылись в грудах металла, отыскивая свои строительные инструменты: ломы, кувалды и тачки, добросовестно собранные возле стройки школьниками.
Потом и это забылось, потому что помимо учёбы, в которой добавились новые интересные предметы, в школе начали работать различные кружки и проводиться соревнования по оформлению стенгазет и классных уголков, смотры художественной самодеятельности и спортивные игры, а уже повзрослевшим третьеклассникам было интересно участвовать "во всех и во всём". И каждому хотелось отличиться, ведь совсем скоро они станут пионерами! А пионер — это звучало очень гордо, это уже ни какой-то там октябрёнок! Это — пионер!
У Вовки было уже давно всё приготовлено к этому торжественному моменту, и он каждый день заглядывал в шифоньер, где на плечиках гордо висели белая рубашка с золотистыми пуговицами, пионерской эмблемой на рукаве и алый отутюженный пионерский галстук! Казалось, что от него идет какое-то свечение и тепло! Погладив рукой нежность атласа, Вовка аккуратно прикрывал дверцу.
В пионеры хотелось всем. На внеклассных занятиях пионервожатые из старших классов рассказывали о создании пионерской организации, о героях-пионерах, погибших в войну, обучали правильно завязывать галстук и повторяли главные правила пионера.
А на уроках третьеклассники вели себя прилежно, тянули руки, вызываясь к доске решать примеры по математике или упражнения по русскому, на литературе старались читать текст без запинок и ошибок. На переменках девчонки ходили чинно, что-то деловито и негромко рассказывая, друг дружке; пацаны одноклассниц не задирали и не дергали за косички, не подставляли "подножки по случаю", а степенно стояли у стенок коридора или окон и даже не садились на подоконники; и уши у них теперь всегда блестели от чистоты и ногти были подстрижены, а не обкусаны! Знали бы учителя, с каким трудом им это все давалось! Но надо, значит надо!
Зима тем временем набирала обороты и обосновывалась основательно и надолго. Уже к концу сентября снег лёг толстым слоем, крепчающий с каждым днём мороз дал возможность превратить школьный двор в большой каток. В течение нескольких дней физрук и трудовик с помощью школьников заливали водой из шлангов пришкольную территорию, ровняли мётлами и деревянными лопатами, будущее ледовое поле, на котором должны будут разместиться хоккейная "коробка" с бортами из снега, площадка для катания и беговые дорожки вокруг них.
Днями на катке проходили уроки физкультуры, а вечерами его заполняли мальчишки и девчонки разных возрастов, у кого не было коньков, катались на валенках.
Дворовый хоккей становился популярным, и на катке бились за шайбу старшеклассники, а пацаны помладше получали шишки, синяки, разбитые носы и навыки игры в него возле подъездов домов. У Вовки, как и у некоторых ребят, была самодельная клюшка, добротно сделанная старшим братом. В отличие от магазинных она была неказиста и чуть массивнее, но по крепости заводским было далеко до неё: Славка собирал её не торопясь из дощечек овощных ящиков, тщательно смазывая эпоксидным клеем и обматывая прочной тканью. Получилась немного тяжеловатая, но вполне серьёзная клюшка, при ударе о которую магазинные ломались хоть и не с первого удара, но со второго или третьего точно. Да и сам Вовка, под стать своей клюшке, играл технически не очень, не научился ещё, а всё больше корпусом-корпусом норовил оттолкнуть соперника, не совсем грубой силой, но так — слегка. А тут ещё и клюшка массивная.
— Вовка!.. Нафиг! С тобой играть — только без клюшек оставаться.
— Я-то тут причём? Вы аккуратней играйте, по шайбе бейте, чего по клюшке-то бить.
— А ты прямо аккуратно играешь! Это же тебе не в Царь-горы игра, а хоккей.
— Ну и сломается, Славка склеит. Ещё прочней будет, чем раньше.
— Да, на фига она мне, клеёная! Играй аккуратней и всё. — Витька он всегда был собственник, то велосипед его и никому, то клюшка — магазинная! Вовка к вещам относился просто: нельзя купить — можно сделать, где сам, а где и брат поможет. Вещи — фу, мелочи.
— Витька, чё ты всё время — моё, моё. Играй себе спокойно. "Аккуратней, аккуратней. Если сам не умеешь играть, так — учись.
В их дворе жили несколько старших пацанов, семи и восьмиклассников, которые серьёзно занимались хоккеем в спортивном клубе и уже играли за какую-то команду. У них была настоящая хоккейная форма, потому ходили они важно, вразвалочку, свысока поглядывая на "разную мелюзгу". Однажды они проходили мимо, похоже чуть выпившие, и, посмотрев на этот "околоподъездный хоккей", решили показать свой мастер-класс:
— Чё, вы как-то неуклюже играете, пацанва! Давайте-ка им покажем, как надо играть! Кто из вас встанет на ворота?
— Не, мы посмотрим, мы ещё учимся только играть. — Ответили Вовкины друзья.
— Учитесь, пацаны, учитесь! Цыган, вставай на ворота, покажи им, как вратари шайбы ловят.
Цыган с деловым видом пошёл к импровизированным воротам, походу забрал у Сашки-Лёни клюшку и занял позицию в ожидании броска.
— Малый, дай-ка мне твою клюшку. — Сказал их "старшой" Витьке.
— А чё, мою-то, вдруг сломаешь.
— Не сломаю, не боись!
— Вон у Вовки хорошая клюшка, самодельная и прочная.
— Ничего, сначала твоей пару раз щёлкну, покажу, как надо броски делать, а потом и его самоделкой спробую.
Забрав клюшку и сделав несколько финтов и выпадов, он ловко отправил шайбу в ворота; вратарь, ухарски парировав одну, потом вторую и третью шайбы, стоял, наклонившись и улыбаясь во весь рот от удовольствия и гордости за себя. Видимо, "старшому" не очень понравилось то, что он не смог с трёх раз забить ни одной шайбы, а может довольная улыбка вратаря его задела и он, красиво, с разворотом, сделал удар-щелчок так, что Цыган не успел ни среагировать, ни увернуться от шайбы. Она оказалась у него во рту, и он ничком упал лицом в снег. Его друзья подбежали к нему и немного приподняли. Он стоял на коленях, покачиваясь из стороны в сторону, выл от боли — изо рта текла кровь, а на снегу лежала шайба и несколько передних зубов.
После этого случая, Вовка с друзьями отметили для себя, что игра в хоккей это дело серьёзное, особенно для вратарей. Поэтому идти в большой хоккей желание у них отпало сразу. Так, посмотреть сходить на игру, "шайбу-шайбу!" покричать, самим возле подъезда потолкаться, но не в большой хоккей! Не! Это не из трусости, ну, не нравится без зубов ходить!
А Цыган ещё долго ходил без них.

Пистолет

Сашка Фролов принёс в школу пистолет.
Не игрушечный, а самый настоящий, черный и блестящий пистолет. Достал его двумя руками из портфеля:
— Пацаны, смотрите, что у меня есть!
В классе все затихли. Пацаны сразу же окружили Сашку, всем хотелось потрогать настоящее оружие и подержать его в руках. Это был не деревянный и не эбонитовый или другой какой-то там самодельный пистолет, а настоящий боевой!
— Дай мне подержать!
— И мне!
— И мне!
— Да тише вы, чё навалились-то все. Потрогайте, но только в моих руках. А то мало ли чего!
— А патроны-то в нём есть?
— Полно. Целая обойма — 7 штук. Это отцов пистолет! И он мне даже давал из него пострелять! — С гордым видом говорил Сашка. Кто-то из ребят произнёс:
— А может, и мы постреляем тоже, после уроков.
— Ага, сейчас! Постреляем! Я вам просто показать принёс, а не стрелять.
В это время прозвенел звонок, Сашка быстро спрятал пистолет обратно в портфель и сел за свою парту. Весь урок он сидел с важным видом, держа одну руку на портфеле и ощущая на себе завистливые взгляды одноклассников.
На перемену он вышел с портфелем, окружённый ребятами:
— Саш, дай пистолет потрогать!
— Нельзя, вот после уроков, другое дело. А сейчас нет.
— А чё после уроков-то?
— Да тише вы, чего горланите. Вон директор идёт, тихо!
По коридору шёл директор школы, Пуговкин Владимир Иванович, а за ним, твёрдым шагом и как всегда с сердитым лицом, двигалась завуч. Они явно уже знали откуда-то про пистолет и шли прямиком к группе ребят.
— Саша Фролов, подойди-ка на минутку, — приказала завуч.
Сашка бросился бежать по коридору к лестничной клетке. Директор и завуч побежали за ним. Ребята стояли, чуть ли не по стойке смирно, смотря вслед удаляющимся Сашке, директору и завучу, понимая, что Сашка влип, и ему не уйти от погони, как и от наказания. Неизвестно какое наказание его ждёт в школе, а вот как он будет наказан отцом — прочувствовали все.

Конец 5 части

Оцените пост

+3

Оценили

Лидия Павлова+1
Константин Вуколов+1
Ольга Михайлова+1
Продолжение следует... Спасибо!
БлагоДарю за прочтение!!!
00:31
Ну вот, на таком интересном месте прервали повествование))))) Ох и попадёт же этому Сашке! Лишь бы чего плохого не случилось, пистолет-то заряжен, как я поняла. Читала эпизод про сбор металлолома и чувствовала такой азарт, словно это я сама собираю его. В школе в 5-7 классах мы часто собирали металлолом, и меня это страшно увлекало. Сбор макулатуры почему-то не особенно увлекал, а металлолом - о, это совсем другое дело!)))
Сбор металлолома - это классика, а сбор макулатуры - рутина. Видимо, поэтому. БлагоДарю за прочтение и рад, что рассказы доставили удовольствие!