Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Заметки на стене

+1887 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Маргарита Смородинская
Чёрные розы (продолжение 32)
***

К назначенному времени Василиса уже сидела в беседке с колотящимся сердцем. Ещё бы, она первый раз по-настоящему была на свидании с человеком, который ей понравился, а свидание к тому же было тайным. Тут было от чего заколотиться самому невозмутимому сердцу. Если матушка узнает о том, что её дочь вытворяет у неё за спиной, она её по головке за это не погладит. Разразится такой скандал, из-за которого и ей влетит, а уж Яшу она точно выгонит с позором. Но желание встретиться с садовником было настолько сильным, что противостоять ему девушка не могла. Не удержало даже то, что матушку свою она боялась больше всего на свете. Если бы батюшка имел в их семье хоть какое-то право голоса, ей было бы намного легче, было бы кому за неё заступиться (Василиса была уверена, что отец был бы на её стороне), но дело в том, что он жил на таких же птичьих правах, как и она сама, как Настя и как все, кто попадал под матушкино влияние. Особенно худо приходилось слугам, уж на них Варвара Николаевна, не стесняясь, срывала весь свой крутой нрав.
Чёрные розы (продолжение 31)
Мужчина сел за стол, на котором стоял самовар. Странно, но в этом доме Денис, который руководил десятками людей, чувствовал себя маленьким мальчиком.
Тётя налила в чашки ароматный чай. Денис принюхался.
— А что это за чай: чёрный или зелёный?
Старушка усмехнулась:
— Я такую отраву отродясь не пила и тебе не советую. Этот чай я из трав завариваю, которые сама собираю. Тут и липа у меня и ещё кой-чего. Секретный рецепт. Хочешь, тебе в Москву дам?
Чёрные розы (продолжение 30)
Василиса подняла его руку и попыталась нащупать пульс. По её собственным венам кровь бежала так быстро и шумно, что было очень тяжело услышать сквозь этот шум что-то ещё. Она переставляла руку, пытаясь уловить эту тоненькую ниточку, свидетельствующую о жизни, но пульса не было. Господи, господи, господи. Только не это. Да где же этот чертов пульс?
Чёрные розы (продолжение 29)
***
Василиса нажала на «отбой» и бросила телефон на диван. Хорошее настроение как рукой сняло. Звонил отец. Он не ругал ее, не отчитывал, но сейчас Василиса была бы рада даже тому, чтобы он накричал на нее. Голос у него был чем-то озабоченный и как будто потерянный. Сказал, что приедет завтра вечером после работы. Сказал, что у него есть серьёзный разговор. Как ни допытывалась Василиса, о чём хотел поговорит отец, у него был один ответ: это не телефонный разговор. Что могло такого случиться, что папа впал в такое странное состояние? Он был не из тех людей, которых легко выбить из колеи. Папа был пробивным. Любую проблему, которая вставала у него на пути, он встречал как настоящий воин, в полной боевой готовности. Должно было произойти что-то из ряда вон выходящее, чтобы он впал в состояние потерянности. Получается, что это не только у них с Настей происходят неприятности.
Чёрные розы (продолжение 28)
Сбежав по парадной лестнице вниз, Василиса с облегчением поняла, что мешать ей никто не будет. Пантелеймон — единственный, кого девушка по-настоящему опасалась — воспользовался отсутствием Варвары Николаевны и, по всей видимости, прохлаждался в своем уголке. Уж что он там делал, Василисе было всё равно, главное, чтобы под ногами не путался. Очень неприятный тип был этот Пантелеймон. За глаза они с Настей называли его Пантелеймошкой. Он совал свой нос во все дела, которые его никак не касались, ябедничал на них с сестрой матушке. Совершенно непонятно было, почему она слушала этого злобного старикашку, истекающего слюной зависти, но было понятно, что он каким-то чудесным образом смог завоевать её расположение.
Чёрные розы (продолжение 27)
Настя наклонилась и внимательно всмотрелась в фотографию. Это была явно старая фотография и изображена на ней была девушка в старинной одежде. На ней было платье с глухим воротником. Какого оно было цвета, определить было невозможно, так как фотография была черно-белой. Волосы девушки были аккуратно подняты вверх и уложены в прическу. Да, это фотография как минимум прошлого века. Но лицо. Неужели это Василиса? Настя взяла фотографию из рук Вали и поднесла её ближе к глазам. Нет, это никак не могла быть Василиса, но сходство было поразительное.
Чёрные розы (продолжение 26)
***
Настя перерывала шкаф в поисках подходящей для прогулки по лесу футболки. Та футболка, которую она по совету Василисы замочила в каком-то чудодейственном средстве, была безнадёжно испорчена. Честно говоря, виновата в этом была только сама Настя. Сестра же сказала, что замочить её надо было на полчаса, а Настя, дура, об этом забыла, и футболка пролежала в тазу до самого вечера. Когда же Настя наконец вспомнила о ней, весь рисунок с неё облез и новая футболка оказалась похожей на тряпочку для протирания пыли. Настя, конечно, очень сильно расстроилась, но пришлось смириться с этой потерей, не рвать же на себе волосы из-за какой-то футболки. В конце концов, это всего лишь вещь.
Чёрные розы (продолжение 25)
Валя чувствовал, как мгновенно, словно молоко на плите, переливаясь через край, закипела в нём злоба. У него никогда не было личного пространства. Мать всегда относилась к нему и к его вещам как к своей собственности. Да у него никогда и не было своих личных вещей. Единственные вещи, которые у него были, — это паззлы, которые иногда покупала ему мама. Он пытался их охранять, чтобы показать, что они принадлежат только ему, но мать всячески давала ему понять, что в этом доме ему не принадлежит ничего.
АЛИСЕ
Подскажи мне, Алиса, в какой стороне от дуба
Мне искать легендарную в мире читателей нору,
По которой за Кроликом ты погналась сдуру
И в которую падала ты нереально долго.

Подскажи, как спуститься туда, как леди,
А не кверху тормашками с задранным мятым платьем.
И какое, скажи-ка на милость, мне выпить зелье,
Чтоб навеки забыть про зловещее слово «нормальный».
Чёрные розы (продолжение 24)
***
Аполлон проснулся от какого-то звука: в дверь стучали. Он сполз задом с кровати и уселся на колени. Сколько времени? Кого это там принесло? Телефон стоял на зарядке на тумбочке рядом с кроватью. Аполлон дотянулся до него и коснулся экрана ладонью. Семь часов вечера. Он проспал целый день.
Чёрные розы (продолжение 23)
— Чёрт! — мужчина грохнул кружку с кофе на стол и схватил салфетки. Тщательно вытерев клавиатуру, Аполлон провёл салфеткой по коленям, которые все были в коричневой жидкости.
Приведя в порядок своё рабочее место, Аполлон вернулся к документу со своей книгой. Вполне возможно, что в конце работы он случайно зажал какую-то клавишу, и текст набрался сам собой. Аполлон вывел на экран предыдущую страницу и похолодел. Вся страница была заполнена одним и тем же текстом: помоги мне помоги мне помоги мне помоги. У Аполлона закружилась голова, текст перед глазами поплыл. Страшная догадка как игла вонзилась в его воспалённый мозг. Но нет, такого не может быть. Он начал в бешеном темпе пролистывать документ в обратном направлении.
Чёрные розы (продолжение 22)
***
Аполлон стоял в пробке. Голова раскалывалась. Нормально выспаться не удалось — да и разве можно выспаться, когда с тобой происходит такая чертовщина? Ночной визит не давал Аполлону покоя. Что это была за женщина? Откуда она взялась? Привиделось ли ему это или она приходила на самом деле? Однозначного ответа не было. Судя по тому, что на столе стояли бокалы и пустая бутылка из-под коньяка, женщина всё-таки приходила. Но как объяснить всё, что произошло потом? Не могло произойти в реальной жизни то, что он увидел. Не могла женщина, которая недавно похоронила свою мать, вести себя так вызывающе развратно, к тому же она ну никак не тянула на шлюху. А это её совершенно мистическое превращение — как его можно объяснить? Может, так на него подействовал алкоголь? Ощущение, что его затягивает в воронку, было похоже на ощущения при изменённом состоянии сознания — может, она ему что-то подсыпала в бокал? А вот это, кстати, было похоже на правду. Вот только зачем ей понадобилось это делать? Мозг у Аполлона закипал. Лучше не думать об этом пока, иначе голова просто лопнет от боли.
Чёрные розы (продолжение 21)
Женщина набрала в лёгкие побольше воздуха и, не выдыхая, начала:
— Знаете, у меня недавно трагедия произошла… Моя мама умерла.
— Сочувствую.
— Но дело не в этом, — Нина махнула рукой. — Я уже кое-как смирилась с этим. Понимаете, она сильно болела, и я знала, что ей оставалось недолго…
— Так, — сказал Аполлон, подталкивая женщину продолжать свой рассказ — чем быстрее она его закончит, тем скорее он от неё освободится.
Чёрные розы (продолжение 20)
Василиса осторожно открыла дверь и тут же заглянула за неё — там было пусто. Девушки вошли внутрь и раздвинули дверцы душевой кабинки — никого. Настя отдернула занавески на окне и выглянула на улицу. Всё было спокойно.
— Вась, наверное, надо папу предупредить о том, что у нас произошло. Это уже не шуточки. К нам в дом кто-то забрался. Нас могут убить. Папа должен об этом знать.
— Не знаю, Насть. Мне не хочется его беспокоить. Ты же знаешь, какие у него сейчас на работе проблемы. Ему только наших не хватает. К тому же если мы сейчас расскажем о том, что произошло, нам придётся рассказать и о прошлом разе. Ты думаешь, папа будет в восторге от того, что мы с тобой лазаем непонятно где? И первой под удар попаду я, потому что несу за тебя ответственность, я же старшая.
— А если что-то произойдёт?
Чёрные розы (продолжение 19)
Молодой человек вздрогнул, но не повернулся.
Василиса усмехнулась, и сделав несколько шагов, оказалась прямо напротив незнакомца. Настя заметила, как округлились её глаза. Она напряглась.
— А мы с вами не знакомы? — спросила Василиса. — Мне кажется, я вас где-то видела.
— Нет, — быстро ответил молодой человек.
Чёрные розы (продолжение 18)
***
Аполлон открыл глаза, вынырнул из сна и задохнулся от охватившего его отчаяния. Обычно он из сна медленно-медленно выплывал, не спеша открывал глаза и начинал приходить в себя. Его сознание как включенный компьютер начинало постепенно загружать все имеющиеся в наличии файлы: воспоминания, ощущения, мысли. Сегодня же он именно вынырнул, и его обжёг необъяснимый страх. Я умру — пронзила Аполлона внезапная мысль. Вместо приятных мыслей о том, что ему предстоит сегодня сделать, чем заняться, в его мозгу пульсировали открытые файлы с воспоминаниями о поликлинике, о змее в окошке регистратуры, о молодой девушке-враче, об МРТ — об этих трёх больших буквах, которые прозвучали для него как приговор среди безликих серых стен врачебного кабинета.
Чёрные розы (продолжение 17)
Как он тут оказался? Его же не было, когда он сюда пришёл. Да и прийти сюда, пока Аполлон торчал в телефоне, он тоже не мог — Аполлон просто никак не мог его не заметить. Сердце пустилось в бешеный пляс. Мужчина снова поднялся на корточки и выглянул из-за куста. Боже Иисусе, да там яма такая глубокая, что молодой человек точно не мог её выкопать за те несколько минут, что Аполлон отвлёкся. Что же тут происходит-то? Воображение Аполлона нарисовало картину, как из дома выходит незнакомка, они вместе с молодым человеком убивают Аполлона и сбрасывают в яму.
Чёрные розы (продолжение 16)
Настя стояла около телевизора в полном ступоре от охватившего её страха. Когда состояние первого шока прошло, она села в кресло и разрыдалась. Что это за парень? Что с ним случилось? Почему у него был такой взгляд? Настя спустилась вниз, заглянула в холодильник и взяла бутылку пива, которую купил себе папа. Оно было холодное, но вкус пива Насте не нравился — плевать, сейчас ей нужно просто чуть-чуть успокоиться. Выпив половину, Настя пошла проверить зарядку камеры — она зарядилась полностью. Положив её в специальную сумку, Настя оделась и вышла из дома. Никакие видео не переубедят её в том, что она должна сделать.

***
На улице была хорошая погода. Аполлон вдохнул воздух полной грудью. Как давно он не выходил просто прогуляться, неспешно пройтись по улицам. Он либо ездил куда-то по делам, либо сидел дома. Может быть, ему поэтому стало так сложно писать — не было дополнительных эмоций и впечатлений. О чём он мог написать, видя каждый день только четыре стены?
Чёрные розы (продолжение 15)
Аполлон доел яичницу и надел спортивный костюм. Сидеть на месте он уже не мог. Надо идти на улицу и там всё хорошенько обмозговать. Аполлон уже знал, о чём будет его следующая книга. Надо было только обдумать детали.

***
— Тпру, — Василий остановил лошадей. — Барыня, Варвара Николавна, приехали.
Варвара Николаевна потирала глаза после сна. Дорога была долгая и её укачало. Вытащив свое дородное тело из кареты, Варвара Николаевна потянулась. Она была ещё сонная, но когда увидела усадьбу во всем своём великолепии, её толстые губы невольно расплылись в довольной улыбке.
Она подошла к карете и постучала по дверце:
— Алексей Михалыч, приехали, вставай.
МИСТЕР БАРОН
Мистер Барон, вы сегодня печальны.
Что за тоска бередит вашу душу?
Вы целый день беспричинно молчали,
Носом уткнувшись в сухую подушку.
Чёрные розы (продолжение 14)
— Кто это? — тихо спросила Настя Василису.
— Не знаю, — так же тихо ответила Василиса.
— Это же, вроде как, заброшенная усадьба. Что он тут делает?
— Что-то сажает, — тихо ответила Василиса.
— Так странно, — Настя пожала плечами.
Василиса схватила Настю за руку и потащила её в сторону молодого человека.
ХУДОЖНИК
Мне все говорили, что ты ненормальный,
Что рваная майка не признак таланта.
А я захотела любви экстремальной —
Не разглядела в тебе дилетанта.

Под вечер пиво, скандал, таверна
И ждать не хочется выходного.
А где мой портрет в стиле модерна?
А где натюрморты как у Крамского?
ЗОЛУШКА
Принц вчера мне тайну рассказал,
Что на светском праздничном балу
Он прекрасную принцессу повстречал,
Но не знает, как её зовут.

И не знает, где её искать,
На своём иль чуждом берегу,
Только туфельку одну из хрусталя
Обронила дева на бегу.
ТАИНСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ СЕБАСТЬЯНА НАЙТА
(По мотивам произведения Владимира Набокова «Истинная жизнь Себастьяна Найта)


— Так вы утверждаете, что знали Себастьяна Найта?
НА БАЛУ
Затяни мне потуже корсет,
Я на бал не хочу опоздать.
Раз уж выпал счастливый билет,
Буду я до утра танцевать.
Чёрные розы (продолжение 13)
Михаил отвернулся от Аполлона и включил компьютер.
Аполлон вышел из кабинета. Руки у него дрожали. Случилось то, чего он боялся больше всего на свете. Даже на заре его карьеры, когда он был молодым начинающим писателем, ни один издатель не разговаривал с ним в таком тоне. Если ему отказывали, то всегда в мягкой форме с намеком на то, что вполне возможно, что в будущем его рукопись окажется интересной и нужной и её напечатают. В нём видели потенциал. Сейчас же издатель видел в нем немолодого мужчину, который исписался.
ДЬЯВОЛЬСКИЙ КОНЦЕРТ
Я хочу ажурные чулки
И чтоб обязательно подвязки
Чёрные, под цвет моей тоски,
Как анонс трагической развязки.

Я хочу коралловый браслет,
Что напомнит осенью о море,
А в твоих мечтах лишь менуэт
На скамье в церковном коридоре.
СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
Здравствуй, милая Герда!
Как поживаешь, систер?
Шлю тебе шарф и гетры,
Чтобы не простудилась.
ВАН ГОГУ
Винсент, потанцуем? Вы так фееричны
В потрёпанном фраке и старых штиблетах,
А рядом вальсирует клоун циничный
С почти обнажённою юной старлеткой
КОРОЛЕВА ХОЧЕТ ПЕРФОРМАНСА!
Себастьян, коньяку плесните-ка
Из настойки солнечной мякоти!
Не хочу сегодня политики
И из глаз презрительной слякоти.