Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Чёрные розы (продолжение 32)

0
Голосов: 0
Опубликовано: 80 дней назад (19 января 2020)
***

К назначенному времени Василиса уже сидела в беседке с колотящимся сердцем. Ещё бы, она первый раз по-настоящему была на свидании с человеком, который ей понравился, а свидание к тому же было тайным. Тут было от чего заколотиться самому невозмутимому сердцу. Если матушка узнает о том, что её дочь вытворяет у неё за спиной, она её по головке за это не погладит. Разразится такой скандал, из-за которого и ей влетит, а уж Яшу она точно выгонит с позором. Но желание встретиться с садовником было настолько сильным, что противостоять ему девушка не могла. Не удержало даже то, что матушку свою она боялась больше всего на свете. Если бы батюшка имел в их семье хоть какое-то право голоса, ей было бы намного легче, было бы кому за неё заступиться (Василиса была уверена, что отец был бы на её стороне), но дело в том, что он жил на таких же птичьих правах, как и она сама, как Настя и как все, кто попадал под матушкино влияние. Особенно худо приходилось слугам, уж на них Варвара Николаевна, не стесняясь, срывала весь свой крутой нрав.
Беседка, в которой оказалась Василиса, была каменной белой ротондой с высокими колоннами, которые поддерживали круглый свод купола. Когда их семья переехала в эту усадьбу, беседка имела немного унылый вид, но Варвара Николаевна приказала отремонтировать её, покрасить, и теперь ротонда имела ещё более великолепный вид, чем, наверное, при её постройке — Варвара Николаевна не скупилась на деньги, когда надо было пустить пыль в глаза. Всё вокруг неё должно было кричать о её богатстве.
Так как беседка располагалась далеко в стороне от дома, она сразу стала излюбленным местом Василисы. Постоянно находиться под пристальным вниманием матушки было невыносимо, а беседка была настоящим спасением. Варвара Николаевна редко туда заглядывала, её внимание в основном было сосредоточено внутри дома и в саду, а беседка оставалась вне её досягаемости. Там Василиса часами могла находиться в одиночестве, наслаждаться тишиной, читать любовные романы и просто мечтать. Как хорошо, что есть в этой усадьбе хоть один уединённый уголок, иначе можно было просто сойти с ума от сумасшедшего контроля матушки.
Василиса положила «Псалтырь», который принесла с собой, на каменную скамейку, и оглянулась вокруг. Яшу нигде не было видно. Неужели он струсил или передумал? Щеки Василисы залила густая краска. Если это так, то она больше не будет перед ним унижаться и звать его на свидания. Не хочет — его дело. Она себя не на помойке нашла, чтобы самой бегать за мужчинами. К тому же кто он и кто она? Неужели он считает, что может просто так взять и не прийти?
Василиса взяла «Псалтырь» в руки и стала судорожно его листать. Из-за слёз, внезапно набежавших на глаза, текст расплывался, и она ничего не могла прочитать, как ни старалась. Ну вот ещё, плакать из-за какого-то неотёсанного садовника! В своём ли она уме? Девушка решительно захлопнула книгу и поднялась со скамейки.
И тут вдруг она увидела, как приближается Яша. Он шёл совсем не с той стороны, с которой она его ждала. Когда он подошёл, она спросила:
— Откуда ты? Дом, вроде, в другой стороне.
— Я… чтобы барыня не заметила.
Лицо его было испуганным.
— Ну, садись, — Василиса присела на скамейку и похлопала рядом с собой рукой.
Яша осторожно присел на расстоянии от неё.
Василиса захохотала.
— Да ты ближе садись. Как же я тебя учить буду?
Яша придвинулся на несколько сантиметров. Девушка поняла, что ничего от него не добьётся и сама подвинулась к нему вплотную. Она почувствовала, как напряглось его тело, как замерло его дыхание. У неё же самой напротив сердце пустилось в какую-то бешеную пляску. Она открыла увесистую книгу:
— Ну что ж, начнём.
Яша оказался на редкость способным учеником. Уже буквально через час он узнавал половину букв азбуки и даже мог прочитать самые простенькие слова. Василиса не могла нарадоваться его успехам и хвалила его на все лады. Если поначалу Яша был сильно зажат, то уже по конец занятия он немного расслабился. Девушка видела, что ему нравится то, что у него получается учиться, что он доволен. Яша как ребёнок радовался, когда у него получалось правильно прочитать какое-то слово, а Василиса хлопала в ладоши, пытаясь его поощрить и подбодрить.
— Яша, — Василиса оторвала глаза от книги и заглянула молодому человеку прямо в глаза. — Тебе нравится заниматься цветами? Как получилось так, что ты садовник?
Яша заметно смутился. Если до этого они с Василисой занимались учением, то сейчас разговор принял какой-то личный оттенок. Стоит ли с барышней разговаривать на такие темы? Но и промолчать тоже будет невежливо.
— Мне нравится заниматься цветами, — выдавил он наконец из себя. — Они молчат и не сопротивляются. Мой отец был садовником, он передал мне свои умения. С самого детства учил меня ухаживать за растениями. С ними совсем не сложно, если знать подход.
— А чёрные розы ты когда-нибудь раньше видел?
— Нет, никогда.
— Как же ты за ними ухаживаешь? Ты их не боишься?
— Нет. А что в них страшного? Это же просто растения.
— Не знаю, — Василиса опустила глаза на книгу. — Я их почему-то боюсь. Мне кажется, что они несут с собой… зло.
— Зло? Какое зло? — Яша улыбнулся. — Это же просто розы. Только чёрные. Да, цвет необычный, но ухаживать за ними не сложнее, чем за самыми обычными розами.
Яша резко замолчал: не сболтнул ли он чего лишнего? Если розы самые обыкновенные, то и ухаживать за ними, значит, сможет любой человек. Надо бы об этом помалкивать, а не кричать на каждом шагу. Не передала бы Василиса их разговор барыне. От женщин одни проблемы, правильно отец ему говорил, что от них надо держаться подальше.
Как сложно одному, когда никто не может дать тебе совет, как правильно вести себя в той или иной ситуации. Он как будто оказался выброшенным на произвол судьбы, на волю всем стихиям, остался совсем один наедине с самим собой в этом жестоком и непонятном мире, и некому его поддержать, некому протянуть руку помощи. Он должен был сам выживать в этом мире методом проб и ошибок, другого выхода у него не было.
Родители у Яши умерли, когда он был ещё совсем ребёнком, и с тех пор он сам нёс ответственность за всё, что с ним происходит, за свою жизнь. То, что его взяла к себе садовником Варвара Николаевна, он считал за подарок судьбы. Тут у него было жильё и еда — самое главное, что нужно человеку. О чём ещё можно было мечтать? Честно говоря, на такое он даже не рассчитывал.
— Яша, на сегодня закончим, — прервала его мысли Василиса. — Придёшь завтра в это же время?
Яша опустил глаза:
— Как изволите, барышня.
— Хорошо, — сказала довольная Василиса. — Значит, жду тебя завтра в это же время. И не опаздывай.
Яша спустился по ступенькам с ротонды и двинулся в ту же сторону, откуда пришёл. «Какой конспиратор», — подумала Василиса с улыбкой. Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся в зарослях кустарника. Только после этого она подхватила книгу и, легко поднявшись со скамейки, выпорхнула из беседки. Душа её пела. Почему ей было так хорошо, она и сама не знала. В теле было такое ощущение лёгкости, что ей казалось, что ещё совсем немного — и она взлетит. Иногда ей снились такие сны, в которых она летала, но восторг, который она испытывала во снах, не мог сравниться с тем, что она испытывала сейчас. Ей хотелось обнять весь мир и рассказать всем, как она счастлива. А что такого произошло в её жизни? Она просто учила читать необразованного садовника. Василиса улыбнулась — да, как-то глупо получается. Чему радоваться-то? Но радость была вопреки доводам рассудка. Она просто была — и всё. И не надо пытаться её объяснить, это может всё испортить.
Проходя по аллее роз, Василиса замедлила шаг — ей на мгновение показалось, что розы смотрят на неё с укором. Ты просто глупая девица — сама себя упрекнула Василиса. Разве розы могут смотреть? Это ведь просто цветы. Какими бы они ни были странными, — это просто растения. Они не обладают разумом и уж тем более не могут смотреть. Но по спине пробежал холодок. Девушка остановилась и наклонилась над одним из цветов. Её чуткий слух уловил едва различимый шёпот, который исходил из самого сердца полураскрывшегося бутона. Он как будто втягивал её в воронку какого-то магнетического поля, образовавшегося вокруг. Девушка почувствовала, что её сознание как будто помутилось. Создавалось ощущение, что она погрузилась под воду: звуки стали приглушёнными, всё вокруг казалось каким-то нереальным. Василиса собрала в кулак всю свою волю и подняла голову вверх — действие цветка резко оборвалось, как будто она вынырнула на поверхность, и реальность обдала её ледяным холодом. Что это за чертовщина такая?
Василиса пустилась бежать в сторону дома и вдруг заметила, что в ворота въезжает карета. Девушка замедлила шаг и сделала вид, что просто прогуливается. Не хватает ещё, чтобы матушка начала задавать лишние вопросы. Как-то всё не вовремя.
Карета остановилась возле парадного крыльца. Кучер помог спуститься дородной Варваре Николаевне на землю, а затем начал выгружать какие-то свёртки. Похоже, матушка опять ездила за покупками.
Цепкий взгляд Варвары Николаевны быстро заметил дочь, праздно прогуливающуюся по саду.
— Василиса, подойди ко мне!
Девушка покорно подошла к матери.
— Ты чего без дела слоняешься?
— Голова заболела — вышла воздухом подышать.
— Нечего тут без дела слоняться. Ступай в дом.
Василиса покорно поплелась в дом.
Варвара Николаевна окликнула её:
— Погоди, Василиса. Я совсем забыла. Завтра фотограф приедет. Найди платье, в котором будешь фотографироваться, пускай Женевьев подготовит его.
— Хорошо, матушка, — согласилась Василиса и быстро проскользнула в двери, чтобы не задерживаться рядом с матерью, а то начнёт расспрашивать да выпытывать.

***
Аполлон пил кофе в своём кабинете и просматривал электронную почту. Одна сплошная реклама, ничего интересного: невероятные скидки в интернет-магазине всего три дня, сообщение о том, что он выиграл миллион в каком-то розыгрыше, суперпредложение о кредите в банке. Аполлон удалил все ненужные письма, предварительно отметив их как спам — незачем ему засорять ящик всяким ненужным барахлом.
Вдруг он услышал какой-то громкий звук, который доносился из окна. Похоже на газонокосилку — подумал Аполлон и выглянул в окно. На лужайке возле его дома какой-то мужчина косил траву газонокосилкой.
— Обалдеть! — сказал Аполлон и помчался вниз по ступенькам. Такой картины он никак не ожидал увидеть. Всё, что угодно, но только не мужика, который косит траву на его дворе.
Аполлон выскочил во двор прямо в халате.
— Ты чего тут делаешь? Совсем ох…л? А ну выключи свой драндулет!
Мужик уставился на Аполлона бешеными глазами и замер. Через несколько секунд сообразив, чего тот от него требует, он выключил газонокосилку.
— Ты как сюда попал? — Аполлон подошёл к мужику. Внутри у него всё кипело от негодования. Ничего себе: какой-то мужик посреди белого дня залезает на его участок и как ни в чём ни бывало косит его траву — такой наглости Аполлон ещё не встречал.
— Через калитку, — мужик выглядел ошарашенным, он явно не ожидал такого неласкового приема. — Так вы ж меня сами… наняли.
— Кого я нанял? — Аполлон надвигался на мужика всей своей внушительной фигурой.
Мужик попятился.
— Вы же… Елисеев? — неуверенно спросил он.
— Какой я тебе Елисеев?
— Ой, — мужик даже присел от неожиданности. — Кажется, я перепутал.
— Перепутал? — Аполлон уставился на мужика. — А-ну катись отсюда. Совсем обнаглели! Среди бела дня на чужой участок лезут.
— Простите, — мужик крякнул, бочком обогнул Аполлона вместе с газонокосилкой и выскользнул за калитку.
Аполлон развёл руками. Нелепость ситуации должна была вызвать улыбку, но ему почему-то было невесело. Вот Василиса наверняка посмеялась, если бы увидела это зрелище. Аполлон хмыкнул. Да, наверное, со стороны это выглядело смешнее и нелепее.
— С ума сойти, — вслух сказал Аполлон и, запахнув халат, пошёл в дом.
Поднявшись на второй этаж, мужчина уселся в кресло, отхлебнул кофе из кружки и закурил. Включил ноутбук. Мужики мужиками, а работать надо. Когда ноутбук загрузился, Аполлон открыл документ со своей новой книгой и с опаской взглянул на него. Всё было как обычно, никаких загадочных посланий и пропавшего текста. Аполлон выдохнул и поставил пальцы на клавиатуру. О чём писать дальше? Аполлон всегда полагался на свою интуицию и не обдумывал сюжет в перерывах между работой, считая, что за него это сделает его подсознание, а когда он сядет за ноутбук, ему останется только записывать то, что уже придумал за ночь мозг. Аполлон вспомнил, что остановился на том, как главная героиня возвращается в дом и находит рядом с крыльцом тело неизвестного молодого человека. Точнее сказать, она предполагает, кто это может быть, но до конца не уверена, что это он. Что делать с сюжетом дальше, Аполлон понятия не имел. Во время работы у него часто случались такие заторы, когда развитие сюжета тормозилось. Но обычно у него было несколько различных вариантов продолжения, и он просто не мог остановиться на каком-то одном, потому что каждый был по-своему хорош и каждый с разных сторон раскрывал характер главных героев. Оставалось только решить, какие именно черты героев необходимо было раскрыть для данного повествования. Но тут было нечто другое. Он вообще не знал, что будет происходить дальше. Ну нашла главная героиня тело — и что? В голове была пустота. Мысли были какими-то ватными, не хотели шевелиться. А что если?.. Что если? Просто убрать этот эпизод — это же самое простое решение. Ведь именно из-за этого эпизода у него произошёл ступор в дальнейшем развитии истории. Так что может быть проще, чем просто взять и убрать его из книги? Ну не будет никакого трупа, в конце концов, книги без трупов и убийств тоже пользуются популярностью. Вовсе не обязательно, чтобы в каждой книге кто-то кого-то убивал. Несмотря на то, что Аполлон в своих романах всегда использовал правило, что в любом романе, претендующем на популярность, обязательно должно произойти убийство, можно сделать исключение. На худой конец труп можно будет добавить потом, ближе к середине или даже к концу. В его романе и без того хватает остросюжетности: есть странный молодой человек, есть любовная линия, тайна, которую пытаются разгадать главные герои, — в общем, есть всё, что нужно для интереса к его новой книге. Почему он должен следовать кем-то придуманному шаблону? Почему должен придерживаться обязательных правил? Он автор, и он сам создаёт свои правила. То, что он написал эту муть, не делает его заложником ситуации. Как он это написал, так может и убрать. Что может быть проще?
Да, Аполлон так и сделает, просто уберёт этот эпизод. Он покрутил колёсико мышки и добрался о того места, где героиня подходит к дому. Она просто зайдёт в него и начнёт заниматься своими обычными делами. Какими? Да какими угодно: посмотрит телевизор, приготовит еду, полистает книгу, да в конце концов сделает маску для лица или чем там ещё занимаются молодые девушки? А уж что будет происходить потом, он придумает, на то и наделила его природа богатой фантазией. Аполлон выделил мышкой кусок текста и уже хотел нажать «удалить», но вдруг почувствовал внезапно нахлынувший страх. Он не может просто так взять и удалить этот эпизод. Почему? Да потому что это уже произошло. Аполлон почувствовал, как по позвоночнику понимается вверх к голове ледяной холод. Откуда у него такие мысли? С чего он взял, что это уже произошло? Где произошло? Когда произошло? С кем? Это же всего лишь книга, вымысел.

(продолжение следует...)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!