Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Голубой подснежник (продолжение 23)

+2
Голосов: 2
Опубликовано: 11 дней назад ( 8 ноября 2018)
***
Выйдя от Николая, Афанасий нос к носу столкнулся с Пузыревым.
«Господи, и тут от него спасенья нет. Что же он мне везде попадается-то?» - подумал Афанасий.
- Аааа, Афанасий Михайлович, доброе утречко вам! А вы уж, чуть свет, на ногах. Ну что, дома сейчас Николай Петрович?
- Здравствуйте, Василий Аркадьевич! Николай Петрович в огороде у себя копается.
- Это хорошо, - сказал Пузырев. – А то мне поговорить с ним надо. – И Пузырев направился в огород к Николаю.
Николай как раз что-то выкапывал из земли. Он ловко воткнул лопату в землю и надавил на нее ногой. И вдруг заохал и застонал.
- Что с вами, Николай Петрович? – подскочил Пузырев.
- Да в спину что-то вступило, чтоб оно неладно было.
- Ну давайте я вас потихоньку до дома доведу, мне ведь еще с вами поговорить надо, - сказал Пузырев, осторожно взял Николая Петровича под руку и повел в сторону дома.
- А что я такого натворил-то? - охая, спросил Николай.
- Пока ничего, - сказал Пузырев. – Но я сейчас всех местных опрашиваю по поводу пожара.
Николай открыл дверь и, продолжая охать, медленно вошел в дом. Пузырев шел рядом, поддерживая его.
Дойдя до кухни, Николай уселся на табурет, Пузырев сел напротив.
- Николай Петрович, конечно, вы в курсе того, что у вас в Анисовке случился пожар, сгорел сарай у приезжего москвича Никиты Смирнова.
- Конечно, в курсе. Кто ж тут не в курсе? Все знают.
- Ну так вот, - продолжил Пузырев. – Я и хочу выяснить, кто может быть к этому причастен. Вы не располагаете никакими сведениями, которые могли бы помочь следствию?
- Нет, я не знаю ничего, - ответил Николай.
«Ну вот, опять, - недовольно подумал Пузырев. – Никто ничего не знает. Какая-то заколдованная деревня».
- А Афанасий ничего вам про это не рассказывал?
- Нет, не рассказывал. Ему-то откуда про это знать?
- Но ведь его дом находится по соседству с участком москвича.
- Ну и что? – удивился Николай.
- А то, Николай Петрович, что он мог что-то видеть, но умолчал об этом.
- Зачем ему об этом умалчивать? – удивился Николай.
- Не знаю. Возможно, у него есть на это какие-то причины, - сказал Пузырев.
«Ну совсем сбрендил этот Пузырев. Уже всех подряд подозревает», - подумал Николай.
- Ладно, по-моему, про пожар это настолько темная история, что никто ничего не знает, - задумчиво проговорил Пузырев. – А вы мне вот на какой вопрос ответьте. Афанасий Михайлович сказал мне, что Никита Смирнов очень сильно похож на его покойного сына. Это правда?
Николай вздрогнул. Это не укрылось от проницательного взгляда Пузырева.
- Как вам сказать, я бы не утверждал, что он прям похож на него, - глазки у Николая предательски бегали. – Есть что-то отдаленное, но с такой натяжкой можно сказать, что и мы с вами чем-то похожи.
«Понятно, - подумал Пузырев. – Скорее всего, этот дед действительно спятил. Ему теперь сын везде мерещится. Жалко его, конечно. Видно, сильно переживает».
А вслух сказал:
- Мне вот Нина Николаевна то же самое говорила. Наверное, на самом деле Никита этот на сына Афанасия не сильно похож.
Николай насторожился:
- А вы уже и у Нины были? А что еще она вам говорила?
- Ничего особенного. Собственно, она говорит то же самое, что утверждают все остальные: ничего не видела, ничего не знаю, моя хата с краю.
Николай выдохнул.
- Понятно. А вообще Нина эта - знатная сплетница, так что вы ее в расчет не берите. Она любит помолоть языком. Иногда такого нагородит, - Николай махнул рукой. – В общем, не слушайте ее.
- Спасибо, Николай Петрович. Вы, если что вспомните, относящее к делу, приходите ко мне в участок. Договорились?
- Хорошо. Приду, если что.
- Ну вот и ладненько. До свидания.
Николай хотел было встать с табурета, чтобы проводить Пузырева, но тот остановил его жестом:
- Сидите, сидите. Не надо меня провожать. У вас же спина. Я сам как-нибудь.
И Пузырев задумчиво пошел к выходу. Закрывая за собой калитку, Пузырев аж подпрыгнул от внезапно настигнувшей его мысли.
«Вот я дурак, ну просто идиот полный. Хожу всех расспрашиваю, похож ли Никита Смирнов на сына Афанасия. А ведь можно просто попросить у Афанасия его фотографию». Пузырев был зол на себя за свою недогадливость. В такие моменты ему хотелось ругать себя последними словами. Как можно было не подумать об этом сразу? Это же элементарно. А он себя еще Шерлоком Холмсом вообразил. Шерлок Холмс хренов. Да Шерлок Холмс решил бы эту головоломку в два счета, даже не вставая с кресла. А он ходит, обивает пороги, задает глупые вопросы. Его уже, наверное, за полного дурака все принимают. Так, в ближайшее время надо идти к Афанасию. Там-то и разрешится эта загадка, которая мучает его уже не один день.


(продолжение следует...)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!