Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Голубой подснежник (заключение)

+7
Голосов: 7
Опубликовано: 263 дня назад (31 декабря 2018)
Дорогие читатели, сегодня знаменательный день – сегодня вы прочитаете окончание истории, за развитием которой следили в течение четырех месяцев. Сегодня наконец все маски будут сброшены, все тайны разгаданы. Ну… может быть, не совсем все. Во всяком случае, то, что осталось за кадром, я думаю вы додумаете сами, потому что, я уверена, каждый из вас обладает незаурядной фантазией.
Что я хочу вам всем сказать? Конечно, всем вам огромное СПАСИБО, потому что только благодаря вам эта история получилась такой, какой получилась. Ваша поддержка в виде лайков и плюсиков бесценна, и это не просто слова. Это на самом деле так. Когда кто-то читает твою историю, это обязывает тебя идти дальше, нельзя просто бросить ее на середине пути. А я хочу сказать, что у меня были заторы. Где-то на середине истории герои просто застопорились и никак не хотели идти дальше, как говорится, ни туда, ни сюда.
А вообще мои герои странные люди. Начиная с какого-то периода они вырвались из-под моего контроля и начали жить своей жизнью. Я всегда относилась скептически к замечаниям о том, что герои живут своей жизнью. Но да… это так. Честно скажу, я вовсе не планировала, что мои герои начнут совершать всякие неблаговидные поступки и даже дойдут до убийств. У меня даже в мыслях этого не было. Это честно. Но вы посмотрите, до чего дошло дело. У некоторых просто снесло крышу.
Но вернемся к моим дорогим, любимым, бесценным читателям, то есть к вам. Вы все разные, но каждый из вас внес в эту историю свою частичку.
Одни просто читали, никак не обозначая своего присутствия. Другие - молча ставили плюсики. Спасибо вам огромное за то, что вселяли в меня надежду! Раз вы читаете, значит, вам интересно, значит, вы ждете продолжения и думаете о том, что же будет дальше.
Другие писали мне восторженные комментарии. Спасибо вам огромное! Вы вселяли в меня уверенность в том, что все идет как надо, а это очень важно.
Третьи критиковали меня в пух и прах, придираясь, как мне казалось, буквально к каждой мелочи. Спасибо и вам огромное, потому что без критики невозможно посмотреть объективно на то, что ты пишешь!
Четвертые тактично обращали мое внимание на промашки и ляпы, которые иногда проскакивали в моей истории. Дааа, теперь я поняла, как сложно писать детектив, ведь нужно учитывать буквально каждую мелочь, а то может ненароком получиться, что топор, оставленный в голове жертвы, каким-то непостижимым образом потом оказывается в доме убийцы))) Спасибо вам огромное за то, что, замечая эти ляпы, сообщали мне о них!)
Спасибо вам огромное, дорогие читатели, просто за то, что читали!!! Не было бы вас – не было бы истории. А уж какая она получилась, судить только вам. Но в любом случае я очень надеюсь на то, что она не давала вам скучать долгими осенне-зимними вечерами.)))
До Нового года остались считанные минуты. Я хочу сделать всем вам подарок от себя – подарить окончание этой истории. Пусть эта история останется в прошлом году, который был замечательным, а Новый пусть начнется с новой истории. Наверное, так будет правильно. Для меня эта история уже в прошлом, хотя я долгое время жила только ей. Но сейчас я живу уже совсем в другой истории.)))
Я желаю всем вам, мои любимые читатели, чтобы в вашей жизни было побольше хороших, добрых, счастливых историй!!!
P. S. Буду несказанно рада всем отзывам и критическим замечаниям по поводу истории, которую я представила на ваш суд. Если вам не сложно, черкните пару строк. Понравилась ли вам история, правдоподобно ли выглядели герои и ситуации, в которых они оказывались? Не было ли таких моментов, когда вам, как Станиславскому, хотелось закричать: «Не верю!»? Кто из героев вызвал у вас наибольшую симпатию? В общем, пишите всё, что вы хотели бы высказать после прочтения этой истории.))) Я всегда рада вашим отзывам и замечаниям, какими бы они ни были.)))
А теперь, собственно, сама история)))


***

— Да в чем дело, Машка? Где Гаврилов? Там ребенок уже пошёл.
Запыхавшаяся Маша смотрела на Нину чуть не плача:
— Нинка, у нас с тобой такая ситуация…
— Какая ситуация?
— Сегодня же праздник…
— И что? — заорала Нина. — Ты нормально можешь сказать? Где Гаврилов? Сейчас ведь его смена, правильно?
— Ты чего на меня орёшь? Я-то тут причём? Ты вообще в ординаторскую заходила сегодня? Там все пьют с самого утра. И Гаврилов в первых рядах. Да он просто невменяемый. Какие роды принимать? Он даже голову поднять не может, — Маша всхлипнула. — И что нам теперь делать?
Нина стояла как вкопанная. Конечно, их с Машей учили принимать роды, они прекрасно знали, как это делать. Но под руководством врача. А вдруг что-то пойдет не так?
Маша тихонько плакала, действуя Нине на нервы.
— Да не вой ты, дура, — закричала на неё Нина. — И без тебя тошно. Справимся как-нибудь. Не зря же учились с тобой столько времени.
— А если… а если что-то случится? — сквозь слёзы пролепетала Маша.
— А что должно случиться? — еще громче закричала Нина. — Она здоровая, родит как-нибудь с божьей помощью… точнее с нашей, Машка, с нашей, потому что кроме нас сейчас ей помочь некому. Давай, Машка, соберись. Давай на каталку её и в родзал вези. Я сейчас подойду.
Машку как ветром сдуло. Нина знала эту Машкину особенность и вовсю ей пользовалась. Маша была безынициативная и не умела принимать решения. Когда ей давали указания, она отлично их выполняла, в этом ей не было равных, но когда наступала ситуация, когда от неё требовалось принять какое-то решение, Машка впадала в ступор, вывести из которого её было практически невозможно. У неё как будто отключался мозг, а тело деревенело. Нина прекрасно понимала, что думать и действовать сейчас придётся ей, от Машки толку никакого не будет, но она хотя бы будет у неё на подхвате.
Нину изнутри распирала злость. Ну почему именно в её смену Анютке приспичило рожать? Она для неё враг номер один, и по иронии судьбы именно ей придётся принимать у неё роды.
Подходя к родзалу, Нина услышала крики Маши:
— Нина, Нина, скорее, ребёнок идет.
Нина влетела в родзал. Дальше для неё всё завертелось как карусель. Она, хоть и сильно нервничала, сумела взять себя в руки. Маша, надо отдать ей должное, четко выполняла её указания, правда, Нину раздражала её суетливость, но что же тут поделаешь?
Анютка старалась как могла. Видя её страдания, даже Нина, которая ненавидела её всей душой, испытывала к ней жалость и в то же время радовалась, что её эта участь миновала. Нина совсем не хотела вот так же мучиться. И ради чего? Ради того, чтобы этот спиногрыз, из-за которого ты будешь страдать, сидел потом всю жизнь на твоей шее? Нет, ей такого не надо.
Ребёнок уже наполовину показался. И тут Машка заорала:
— Нина, она в обмороке. Что делать-то?
— Чёрт. Нашатырь, Машка, нашатырь.
Маша бросилась к шкафчику с лекарствами, загремела пузырьками. Руки у неё тряслись от волнения.
— Нин, его тут нет, — растерянно сказала Маша.
— Чёрт, чёрт, да что ж такое-то? — Нина нервничала. — Давай беги ищи нашатырь, Машка, а я тут как-нибудь разберусь.
Машка убежала. Нина стояла в растерянности и не знала, что ей делать. Ребёнок застрял на половине пути. Подтолкнуть его сейчас некому, Анютка в отключке. Может случиться непоправимое. И тут Нину осенило. Она подскочила к Анютке и начала давить ей на живот руками, наваливаясь на него всем своим весом. Тут прибежала Маша с пузырьком в руке.
— Ребёнка тяни, — скомандовала Нина.
Совместными усилиями они справились со своей задачей. Мальчик был у Маши на руках и громко кричал. Нина ловко перерезала пуповину и завязала на мальчишке аккуратный узелок.
— Неси его в другую палату, — крикнула Нина.
Когда Маша ушла, Нина ощупала живот Анютки и похолодела от догадки, которая пришла ей в голову.
— Машка, у нас, похоже, двойной сюрприз.
— Какой сюрприз? — Маша вбежала в родзал.
— По-моему, там у неё ещё один… ребёнок.
— Как? — лицо у Маши вытянулось от удивления. — Не может такого быть.
— Так, быстро ей нашатырь давай. Этого мы сами не вытащим.
Маша быстро открыла пузырек и поднесла к носу Анюты.
Анюта непонимающе уставилась на Нину и Машу.
— Тужься! — закричала Нина.

***

— Колька, ну-ка быстро заводи свою колымагу, — закричала Нина.
Николай медленно открыл глаза. Ему так сладко спалось. И чего эта Нинка тут разоралась? Весь сон ему испортила. Его рабочий день прошёл без происшествий, и уж поздним вечером он никак не ожидал, что его будут тормошить по пустякам.
— Чего тебе надо, Нин? Что случилось-то?
— Заводи колымагу, сказала, — грозно сказала Нина. — В детский дом едем.
— В детский дом? — удивлению Николая не было предела. — Зачем?
— Нечего вопросы задавать. Нам ребёнка подкинули. Его надо отвезти в детский дом. Понятно?
— Понятно, — Николай поднялся и пошёл к машине «скорой помощи».
Он привык на своей работе подчиняться приказам беспрекословно. Сказали ехать, значит, надо ехать. Он всего лишь водитель — задавать вопросы не в его компетенции.
Выкурив сигарету, Николай увидел, как Нина спешит к нему со свертком. И кому это понадобилось подкидывать к ним в роддом ребёнка? Да ещё в такую погоду. Николай с жалостью посмотрел на свёрток, кричащий в руках Нины.
Нина запрыгнула на переднее сиденье.
— Поехали, — скомандовала она.
Николай завел «скорую» и тронулся в путь. Ехал он предельно осторожно, всё-таки его пассажиром был крошечный малыш, который, едва только родившись, уже оказался брошенным, никому не нужным.
— Нин, а чего ты его себе не возьмёшь? У тебя ведь детей нет.
Нина злобно посмотрела на Николая. Николай замолчал и уставился на дорогу.
До детского дома ехали долго. Все дороги занесло снегом. Ехать было очень тяжело. Пару раз Николай чуть не застрял, но, слава богу, пронесло. Когда они подъехали к белому казенному зданию, от стен которого веяло невыносимым холодом и обречённостью, сердце у Николая ёкнуло. Нина попросила его остановиться так, чтобы машину не было видно из окон здания.
— Нин, может, не будем его сдавать, а? Может, я его себе возьму?
— Помолчи лучше. Нечего ерунду пороть. Я сейчас.
Нина прижала к себе все ещё спящего ребёнка и бегом побежала ко входу. На пороге она постояла несколько минут в раздумьях, затем положила спящего ребёнка на крыльцо и, нажав кнопку звонка, со всех ног пустилась бежать к воротам.
— Ну что, всё? — спросил Николай, увидев бегущую в его сторону Нину.
— Всё, — сказала Нина, запрыгивая на переднее сиденье «скорой». — Заводи скорей. Поехали.
— А куда ты так спешишь? — спросил Николай.
— Я сказала: поехали, — закричала Нина.
Николай пожал плечами и молча сел за руль. Немного отъехав от мрачных стен детского дома, Николай осмелился спросить:
— Ты что-то быстро, Нин.
— А ты думал, я там до утра сидеть буду?
— Нет, но… я думал, там, может, бумаги какие оформлять будут. Он же всё-таки… человек.
— Коль, вот ты мне скажи: тебе лишние проблемы нужны?
— Нет, не нужны, — обиженно проговорил Николай.
— Вот и молчи, Коля. Не надо никому ничего рассказывать. А то начнутся лишние вопросы, разбирательства. Тебе это надо?
— Нет, не надо, — нерешительно сказал Николай.
— Надеюсь, ты меня понял, — грозно сказала Нина, одарив Николая испепеляющим взглядом, не предвещающим ничего хорошего.
— Да понял я, понял, — согласился Николай. Он на своем опыте знал, что с Ниной лучше не спорить. Она была злая и настырная. Если ей чего в голову втемяшится, то ничем это оттуда не вышибешь. Пока она не добьется своего, не успокоится.
На душе у Николая было тяжело. Только что он практически собственными руками сдал маленькое невинное существо, которое ещё и света белого толком не видело, в детдом. Судьба этого ребёнка была определена на многие годы вперёд. Николай понимал, что ребёнку этому по жизни придется ой как несладко. Не увидит он никогда ни материнской ласки, ни отцовской строгости. Всё, что он будет видеть, — это безучастные неулыбчивые лица в казённых халатах и неприветливые серые будни. Хорошо, если этому ребёнку достался пробивной характер, тогда он сможет отвоевать себе место под солнцем, но на это была слабая надежда. Николай знал, что казёнщина ломает даже самых стойких. Он тихо вздохнул и сильнее вцепился в руль. Сейчас на его глазах маленькая жизнь была загублена, и он чувствовал себя причастным к этому. Чувство вины потихоньку уже вгрызалось в его сердце, и Николай чувствовал, что это только начало. Какая-то его часть протестовала против совершенного поступка и кричала, что это неправильно, что это бесчеловечно, что так поступать нельзя, что нужно найти какой-то способ помочь этому невинному малышу, но в то же время другая его часть искала самому себе оправдания. А что он мог сделать? Он предложил Нине взять ребенка. Он даже изъявил желание забрать его себе, но Нина… была непреклонна. Он сделал все, что мог. (Всё ли?) И его совесть абсолютно чиста. (Чиста ли?) Эти «ли» не давали ему покоя. Но он продолжал гнать машину вперед, оставляя позади всё, что было связано с этой маленькой жизнью, которая никакого отношения к Николаю не имела.

***

События, которые были изложены выше, происходили в деревне Анисовке летом. Это лето могло бы быть самым обыкновенным, таким, каким оно бывает каждый год, блеклым и не запоминающимся, таким, которое не врезается в память как отдельное событие в жизни человека, а сливается в общую массу пыльных, липких, пахнущих полевым разнотравьем месяцев. Но это лето стало особенным для всех деревенских жителей, ярким кровавым пятном навсегда врезавшимся в память. Это лето стремительно прогремело по пыльной дороге как сорвавшийся с колеса обод и, скатившись на обочину, полетело в реку, навсегда увлекая за собой так и не разгаданные страшные тайны. А впрочем, так уж ли обязательно нам знать все эти страшные тайны для того, чтобы просто быть счастливыми?
Ещё совсем чуть-чуть — и мы с вами расстанемся с полюбившимися героями. Расставаться с ними не хочется, но ведь у любой истории должен быть конец, не правда ли? Вот и мы с вами потихоньку подошли к логическому завершению. И вот прежде, чем мы расстанемся с Афанасием, Никитой, Викой, Пузырёвым и всеми остальными, давайте с вами на минуточку заглянем к ним и узнаем, что же с ними происходит.
Ближе к осени Никита наконец сумел взять себя в руки и заняться наконец строительством своего дома. Когда он приезжал в Анисовку, к нему каждый раз тайком от матери прибегала Вика. Никита был человеком прямолинейным и не любил скрываться. Однажды он пришёл к Галине и рассказал ей всё как на духу. Он сказал, что никаких противозаконных действий до восемнадцатилетия Вики совершать не будет, а там уж они посмотрят по обстоятельствам. Может, их дружба закончится раньше, чем Вике исполнится восемнадцать, а может быть, она перерастёт во что-то большее. Торопить события Никита не хочет и вешать ярлыки на их непонятные пока отношения — тоже не считает нужным. Пусть будет всё как будет. Галина хоть и была недовольна таким развитием событий, но поделать всё равно ничего не могла. Виктория уже давно вышла из возраста маленького ребенка, который слушался её беспрекословно, да и Никита, что уж греха таить, вовсе не был похож на маньяка.
Барон продолжал жить с Никитой в его квартире, но когда Никита ехал в Анисовку, он обязательно брал Барона с собой. Барону в деревне очень нравилось. Простор, свобода — это вам не в маленькой душной квартире сидеть. Попадая в Анисовку, Барон целыми днями гонялся за птицами и падающими с деревьев листьями, лаял на кошек, которых в Анисовке было слишком много, и предавался другим собачьим радостям, которых людям не понять.
Олег какое-то время сильно тосковал, узнав, что Вика променяла его на другого, но в скором времени познакомился в школе с девочкой, которая вызвала в его сердце, хоть и не бурю чувств, как Виктория, но уж точно — большую симпатию.
Никита, часто приезжая в Анисовку, крепко сдружился с Афанасием. Они проводили вместе долгие вечера, рассказывая друг другу о своей прошлой жизни или обсуждая настоящую. Никита несколько раз даже возил Афанасия к себе в квартиру погостить на недельку. Афанасию, который за всю свою жизнь кроме Анисовки особо ничего и не видал, настолько понравились эти поездки, что он с нетерпением ждал, когда же Никита пригласит его в следующую поездку.
Пузырёв, несмотря на то, что с ним произошло, продолжал работать участковым, так как для него работа была смыслом его жизни, но втайне надеялся, что на его пути больше не встретятся люди, обладающие маниакальными наклонностями.
Жизнь продолжала идти своим чередом. Все участники описанных здесь событий встретили Новый год, загадав заветные желания и втайне надеясь, что в будущем году они обязательно исполнятся.
Про Нину ничего не было слышно. О ней уже как будто стали забывать. Но однажды в начале марта (возможно, это было в Международный женский день) житель близлежащей к Анисовке деревни отправился в лес на лыжную прогулку и совершенно случайно обнаружил её лежащей в подтаявшем уже сугробе. В руке она крепко сжимала хрупкий голубой цветок.
Комментарии (14)
Надежда Штанько #    1 января 2019 в 01:10
Ура! Окончание!
Вот это подарок!
Надежда Штанько #    1 января 2019 в 01:16
История мне очень понравились. Смутил лишь один момент. Когда Нина приволокла мешок к пруду и пыталась его утопить. Мне показалось что там есть некая шершавость. ( Но это лишь на мой узкий ум )
Сама форма повествования очень интересна. Это как 2 голоса в пении, которые перекликаются друг с другом. У каждого своя партия, своя четкая линия, а в итоге получается здорово!
Надежда Штанько #    1 января 2019 в 01:19
Ещё очень хочется иметь эту историю в печатном виде ,
Маргарита Смородинская #    1 января 2019 в 12:27
Надежда, спасибо огромное за отзыв и за то, что читали моё творение! angel
По поводу эпизода с мешком - да, я и сама чувствую в нем некоторую натянутость, так что тут у нас с вами восприятие совпало. Мне хотелось, чтобы Никита напоследок все-таки увидел Нину. Вот вышло как-то так...
Надежда, я тоже очень надеюсь увидеть "Голубой подснежник" в печатном виде. Буду прикладывать к этому все усилия.
Кстати, по мере написания, я решила немного изменить начало. Там много чего добавилось, много я переделала. Судьбы некоторых героев кардинально поменялись, например, у Галины, матери Виктории. В общем, если его напечатают и вы решите его перечитать еще раз, то будете приятно удивлены некоторым переменам. Вообще по мере написания я постоянно что-то меняла в уже размещенных главах, пытаясь довести до совершенства. )))
Марат Валеев #    1 января 2019 в 08:43
Ну и замечательно, поздравляю, Маргарита! Будем теперь ждать публикаций - журнальных ли, книжных...
Маргарита Смородинская #    1 января 2019 в 12:28
Спасибо, Марат, огромное, за постоянную поддержку. )
Сама очень надеюсь увидеть свое творение в напечатанном виде, желательно книжном.)))
Буду пытаться)))
Елена Рехорст #    1 января 2019 в 16:03
С Новым годом, Маргарита! Меня разочаровало, что Никита так и не узнал правду. Хотя, конечно, все свидетели мертвы, он мог сам начать расследование, ведь в детдоме наверняка сохранилась дата, когда его туда подбросили. А сопоставить даты нетрудно. Афанасий же помнит дату рождения сына. Еще как то не поверилось, что у всей троицы - 2 полицейских и шофер не оказалось телефонов, ведь это наши дни? Даже в прежнее время, у всех полицейских была в машине рация. Успехов в творчестве!
Маргарита Смородинская #    1 января 2019 в 21:53
С Новым годом, Елена! smile
Огромное спасибо за ваш отзыв. Он для меня очень важен. Приму к сведению ваши замечания.)
Действие истории, кстати, происходит не совсем в наши дни, так как там не полиция, а ещё милиция.
Надежда Штанько #    1 января 2019 в 21:14
Ещё нет ничего в окончании про подругу Нины - Машу.
Маргарита Смородинская #    1 января 2019 в 21:46
Надежда, вы, наверное, пропустили одну из глав, но Маша была убита.
Валерий Гринцов #    1 января 2019 в 21:24
ЗдОрово! С Новым годом, Маргарита!
Маргарита Смородинская #    1 января 2019 в 21:47
Спасибо, Валерий! С Новым годом! angel
Оксана Алмазова #    2 января 2019 в 13:48
Что же, поздравляю автора с завершением.
Да, вопросы остались. Непонятно, кто и зачем выложил в интернет заметку про голубой подснежник. И почему упоминание о цветке так напугало Нину? Почему сын любящих супругов в счастливой семье стал алкоголиком?
История получилась неровной, и рассуждательной, и динамичной. Детектив и в самом деле писать непросто. Желаю удачи!
Маргарита Смородинская #    2 января 2019 в 14:05
Оксана, спасибо за постоянную обратную связь во время написания "Голубого подснежника", за ваши замечания и объективность!)
Все замечания по делу. Возможно, надо всё обдумать и там, где необходимо, внести соответствующие коррективы. smile