Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Я иду тебя искать (продолжение 10)

+1
Голосов: 1
Опубликовано: 169 дней назад ( 3 апреля 2019)
Когда Клава впервые осознала, что чувства к мужу давно пропали, она поняла, что никогда его и не любила. Просто по молодости, от неопытности и неумения разбираться в своих чувствах, прислушиваться к себе, она приняла за любовь обычную животную страсть. Ей казалось, что раз она постоянно хочет видеть Борю, не может без него жить и каждый раз, встречаясь с ним, задыхается от желания, чтобы он ей обладал, значит, это и есть настоящая любовь. Никто в детстве не удосужился её объяснить, что любовь — это нечто совсем другое. Страсть с годами поутихла, а на смену ей не пришло ничего другого. Клава не чувствовала потребности заботиться о муже. Готовила она только потому, что надо было готовить, а не потому, что ей хотелось его накормить. Вещи свои он стирал себе сам, но когда просил её пришить на рубашку оторвавшуюся пуговицу, она не отказывала.
Любовь на поверку оказалась всего лишь иллюзией. Понять-то это всё Клава поняла, но вот что делать с этим пониманием, не знала. Она ведь сама по своей воли вышла замуж за Бориса, никто её не заставлял. Она сама по своей собственной воле создала семью, родила ребёнка, который вон уже совсем почти взрослый. Так неужели теперь всё рушить только из-за того, что она когда-то в молодости совершила ошибку? В её ошибке не виноваты ни муж, ни сын. Имеет ли она право распоряжаться их судьбами только из-за каких-то своих хотелок?
Лет до тридцати Клавдия наивно надеялась на то, что всё у неё ещё впереди, что однажды совершенно случайно она встретит наконец мужчину своей мечты. Специально знакомств она не искала, но когда на её пути попадался какой-нибудь мужчина, её глаза загорались в надежде на то, что это и есть он, тот самый, её вторая половинка. Она быстро влюблялась, но никаких шагов по отношению к мужчинам не предпринимала. Испытывала чувство влюбленности молча, наслаждаясь этим приятным, но мимолетным состоянием. Поняв, что это опять не он, что это очередной обыкновенный замордованный жизнью мужик, Клавдия впадала в депрессию, взгляд её глаз затухал и становился опять блёклым и ничего не выражающим. Но глаза её не загорались уже давно, лет десять. А встреченный вчера возле магазина мужчина всколыхнул в ней давно затухшее желание жизни. А вдруг? А вдруг это он?
Клавдия прошлепала босыми ногами в спальню и, вздохнув, улеглась рядом с продолжавшим храпеть Борисом. Кроме раздражения Борис в последнее время не вызывал в ней ничего. Укладываясь с ним рядом в постель, Клавдия думала только о том, что он занимает больше половины кровати и храпит как боров. Но сегодня, возбуждённая мыслями о своем новом знакомом, Клавдия чувствовала сильную потребность в мужской ласке. Она легла в постель и придвинулась поближе в Борису. Обняв его и крепко прижавшись к нему сзади, она запустила руку к нему в трусы. Борис заворочался во сне и убрал её руку. Клавдия немного отодвинулась, но через несколько секунд возобновила попытки приставания к мужу. Борис нервным движением сбросил её руку и, повернувшись к ней, брякнул:
— Клавка, отстань, мне завтра на работу рано вставать. Выспаться надо.
Клавдия разочарованно отвернулась от мужа и уставилась в окно. На небе висела такая Луна, какой, кажется, Клавдия никогда в своей жизни не видела или просто не обращала внимания. Она была такая огромная, и Клавдии казалось, что от неё исходит какое-то загадочное магнетическое притяжение. Её хотелось встать с постели, открыть окно и взлететь над посёлком, отбросив груз ненужных бытовых проблем, ненужных комплексов и сомнений.
Клавдия поднялась с постели и сняла с себя ночную рубашку. Подойдя к зеркалу, висящему на стене, Клавдия принялась себя разглядывать. В свете Луны она выглядела ещё очень даже ничего. Кожа, конечно, уже далеко не такая упругая, какой она была у неё в двадцать лет, но очертания фигуры были по–прежнему чётко очерченными и стройными и, Клавдия была уверена, соблазнительными, способными возбудить в мужчине необузданное желание. Она провела руками по своей груди и почувствовала, как по телу поползли приятные мурашки. Грудь её была мягче, чем в молодости, но не обвисла, как это бывает у многих женщин. А если всю эту красоту ещё и упаковать соответствующе, то она будет просто неотразима. Клавдия погладила себя по животу. Рука её плавно заскользила вниз, но остановилась на полпути. Клавдия застыдилась своих желаний и, натянув ночную рубашку, улеглась в постель. Но спать совсем не хотелось. Луна своим таинственным светом как будто вливала в неё дополнительную энергию. Она лежала и представляла, как Андрей, забравшись к ней под одежду, блуждает по её телу своими сильными руками, заставляя её замирать от наслаждения.

***
Утром Клавдия проснулась от звука будильника. Бориса рядом с ней не было. Наверное, ушёл на какую-нибудь шабашку. Да, точно, он ей ночью что-то говорил про работу, что ему рано вставать. Господи, а ей опять идти на эту ненавистную работу. Клавдия нехотя поднялась с постели, хотя ей безумно хотелось поваляться еще хоть пять минут, но она понимала, что если полежит еще хоть чуть-чуть, то может заснуть и проспать.
Шаркая на кухню, Клавдия вспомнила, как ночью стояла голая около зеркала и разглядывала себя, а потом еще хотела… Ей стало так стыдно, что она покраснела. И хотя её вчера никто не видел, да и мысли её навряд ли кто-то прочитает, ей хотелось провалиться сквозь землю. Да она просто старая дура. Ведет себя как малолетка. Гормоны в голову ударили, что ли, на старости лет?
Клавдия налила воды в чайник и, поставив его на плиту, поплелась в туалет. Открыв дверь туалета, Клавдия сначала не поверила своим глазам. Поморгав, она уставилась на унитаз. Внутри он был весь чёрный. Её затрясло от гнева. Муж или сын изгадили унитаз и даже не удосужились его отмыть. Она им что, уборщица, поломойка, которая обязана за ними подтирать как за малыми детьми? Мало того, что она работает за троих, так она должна ещё и по дому всю работу выполнять. Они сидят дома на всём готовеньком, а она вкалывает. И от них не то что благодарности не дождешься, они уже до такой степени распустились, что даже за собой убрать не могут. Клавдия в ярости схватила ёршик и начала тереть им унитаз. Грязь не поддавалась. Клавдия наклонилась ниже, чтобы рассмотреть, чем измазан унитаз. Создавалось впечатление, что это что-то похожее на краску. Но кому понадобилось красить унитаз? Это уж вообще что-то из ряда вон выходящее. Клавдия достала из-под унитаза бутылку с чистящим средством, щедро налила его в унитаз и еще яростнее начала его тереть. Грязь не поддавалась. Клавдия была в полном недоумении. Ладно, разберётся с этим после работы, а то так на смену опоздает. За опоздания вычитали из зарплаты, поэтому опаздывать было невыгодно.
Клавдия заварила чай и достала хлебницу, в которую убирала булочки, которые получала в счет зарплаты. Взяв одну из булочек, Клавдия опешила. Булочки она принесла позавчера, но эта булка была твёрдой как камень. Было впечатление, что её высушили в духовке, хотя все булки лежали в пакете и просто никак не могли так засохнуть. Наверное, Вадим забыл убрать булочки в пакет, они высохли, а он потом, чтобы не получить взбучку от матери, убрал их в пакет.
«Вот паразиты, — выругалась Клавдия. — И не пожрешь ведь с ними. Я ради этих булок вкалываю как ломовая лошадь, а они ими разбрасываются». Клавдию трясло от злости. Сегодня она осталась без завтрака. Швырнув пакет с булочками на стол, Клавдия достала из холодильника заранее переложенный в банку жареный окорочок и положила его в сумку. Сегодня после работы она устроит разнос своей неблагодарной семейке. Они у неё почувствуют, кто тут в семье зарабатывает деньги и кто соответственно главный.
Клавдия заглянула в комнату сына. Он спал на своей кровати. «Почему он дома? — промелькнуло в голове у Клавдии. — Он же к Шебакину собирался на ночёвку. Неужели не пошёл?» В такое верилось слабо, но вот оно доказательство, лежит на кровати, раскинув руки в разные стороны. Клавдия не стала его будить и устраивать разборки. Некогда уже. Надо спешить на работу. А если она сейчас начнет истерику, то её будет не остановить. Клавдия знала сама себя лучше, чем кто-либо другой.
Тихо закрыв дверь в комнату сына, Клавдия оделась, взяла сумку с окорочком и вышла из дома.

***
Вадим проспал первый урок. Это он понял, когда открыл глаза, и в них ударил яркий солнечный свет. Вадим как ужаленный подскочил на постели. Быстро собравшись и покидав в рюкзак учебники, Вадим выскочил из дома и направился в школу. Нет, он не рвался учиться, боясь пропустить бесценный урок. Просто все уже в школе, обсуждают друг с другом вчерашнее происшествие, а он, как дурак, валяется дома.
Вторым уроком была история. История считалась халявным уроком, потому что учитель Александр Анатольевич весь урок рассказывал что-то, относящееся к его уроку, но его никто не слушал. Все были заняты своими делами, спокойно разговаривали и даже перемещались по классу. Александр Анатольевич никому замечаний не делал, что устраивало всех. Вообще он был хороший учитель. Он очень интересно рассказывал, так, что можно было заслушаться. Он никогда не подходил к своим урокам чисто формально. Всё, что он рассказывал, он всегда рассказывал с увлечением, было видно, что ему самому интересно то, о чём он говорит. Проблема была в том, что ученики, которым не было интересно вообще ничего, не давали слушать и остальным, шумя и перекрывая своими разговорами голос учителя. Александр Анатольевич совершенно бессилен был по части дисциплины. Его просто никто не слушал, его замечания никто не воспринимал всерьёз. Иногда его выводили из терпения, и тогда он начинал кричать. Когда он кричал, его лицо краснело и изо рта начинала брызгать во все стороны слюна. Это ещё больше раззадоривало злостных нарушителей дисциплины и тогда урок можно было считать окончательно сорванным. В общем, дисциплина и Александр Анатольевич были понятиями несовместимыми. Другое дело Наталья Борисовна, она могла одним своим взглядом пригвоздить ученика к месту и заставить его заикаться и краснеть.
Зато с Александром Анатольевичем было очень интересно во внеурочное время. Он руководил поисковым отрядом, присоединиться к которому мог каждый желающий. Александр Анатольевич вместе с ребятами часто ездил на раскопки искать тела погибших во время Великой Отечественной войны или хотя бы какие-то вещи, принадлежащие убитым. Его поиски не были бесплодными. Вместе с ребятами Александр Анатольевич нашёл много без вести пропавших и даже установил их личности.
Окинув взглядом всех, кто вчера присутствовал на кладбище, Вадим заметил, что все они скучковались на задних партах, были бледными, у всех под глазами сияли черные круги. Неужели он сам выглядит также? Собираясь в спешке, он даже не посмотрел на себя в зеркало. Да они выглядят, как восставшие мертвецы. Сравнение, конечно, не лучшее, но лучшего в голову Вадима не пришло.
Вадим сел на свободное место рядом с Шебакиным.


(продолжение следует...)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!