Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Я иду тебя искать (продолжение 13)

+2
Голосов: 2
Опубликовано: 156 дней назад (13 апреля 2019)
***
Посиделки закончились далеко за полночь. Клава шатающейся походкой добрела до своего дома. Боря и Вадим уже давно спали.
Дома было очень холодно. «Странно, — подумала Клава. — На улице тепло». Клава, не разуваясь, протопала на кухню. Села на табурет. Перед глазами всё плыло. Посидев на кухне, Клава прошлепала в спальню. Муж храпел, развалившись на целую кровать. Клава хотела к нему поприставать, но потом передумала. Не снимая одежду, она упала на кровать. Глянула на часы. Он показывали 1:15. «Ох, завтра рано вставать», — подумала Клава. И тут она услышала страшный стук в окно, исходящий со стороны кухни. Клава резко села на постели, поджав ноги, и натянула одеяло до подбородка. Что это может быть? Стук повторился. Клава вздрогнула. Муж спал как ни в чём ни бывало. Дверь спальни была открыта. Клава напряжённо вглядывалась в темноту прихожей. Все очертания были знакомыми, но сейчас приобрели какие-то зловещие оттенки. Вон обувная тумбочка, вон трельяж. Картина с оленями. Всё на своих местах, всё так, как и должно быть — успокаивала себя Клава. И тут вдруг она увидела тень маленького ребенка, судя по росту, лет трёх, пробежавшую со стороны входной двери в сторону кухни. Почему-то Клава решила, что это мальчик, хотя толком разглядеть его она не успела. Сердце бешено заколотилось в груди. Клаве на миг даже показалось, что она оглохла — так резко ударила кровь в голову, перекрыв своим шумом все остальные звуки. Клава ещё сильнее завернулась в одеяло. Со стороны кухни послышался детский голос. Клава понимала, что он идёт от кухни, но в то же время звуки были такими, как будто голос звучал откуда-то издалека, приглушённый чем-то.
— Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать, — монотонно, без всякого выражения тянул детский голос. От этого голоса по всему телу Клавы побежали мурашки. Ей стало жутко. Она услышала, как окно на кухне открылось, услышала, как ребенок спрыгнул на асфальт и потом — топот удалявшихся детских шагов. Но как? Как она могла это слышать? Они живут на пятом этаже. Дрожа всем телом, завернутая в одеяло, Клава на цыпочках зашла на кухню. Там было пусто. Окно было открыто нараспашку. Занавеска летала, полоскаемая ветром. Клава подошла к окну и выглянула на улицу. Там было пусто.
Клава закрыла окно и вернулась в спальню.
Господи, чем её напоила Ленка? Что за вино она ей подсунула? Может, каких-нибудь наркотиков ей подсыпала? Нет, всё, пить она больше не будет. Сейчас опасно было пить алкоголь. В магазинах продавали такое, что и покупать-то было страшно. Никто не следил за тем, что втюхивают людям. Клава знала, что были случаи, когда люди умирали, отравившись некачественным алкоголем. Бог знает, что туда добавляют.
Клава почувствовала, что в комнате стало немного теплеть. Она забралась под одеяло и прижалась к Борису. Он во сне застонал. Клава долго лежала без сна, не могла успокоиться после пережитого страха. Происшествие с мальчиком разбередило её память и подняло на поверхность воспоминание, давно уже похороненное в самых потаённых её глубинах.
У каждого в шкафу есть свои скелеты. У любого их наберётся с десяток, но бывает и больше, намного больше. И вот эти-то скелеты, заваленные всяким ненужным хламом, перемешанные с нашими самыми добрыми намерениями и делами, неумолимо тянут нас в ад. Вы встаёте в очередь в кассу, покупаете билет в один конец и подхватываете свой чемоданчик. Что там у вас, в этом чемоданчике? Убитый хомячок? Пара нерождённых младенцев? Обманутый муж? Чья-то сломанная жизнь? Украденная у лучшей подруги заколка? Не волнуйтесь. Упакуйте всё основательно, чтобы ничего не потерять по дороге. Там, куда вы отправляетесь, ваш чемоданчик на вес золота. Чем он тяжелее, тем сильнее вас там ждут. Не переживайте. Вам окажут приём, которого вы на самом деле заслуживаете. Вам наконец-то окажут приём, которого вы достойны. Уж там-то никто не обидит вас незаслуженно, там разглядят все ваши скрытые таланты и достоинства через лупу. Да нет, зачем же через лупу? Возьмут самый мощный телескоп — ваши скелеты заслуживают того, чтобы их рассмотрели как можно пристальнее. Вам зачтут ВСЁ. Ничего не пропустят. Будьте спокойны. Главное, когда будете забирать свой чемоданчик из багажного отделения, не перепутайте его с чьим-нибудь другим. Неизвестно, что за скелеты прячутся там. Вам чужих не надо, свои бы довезти в целости и сохранности. И вот вас уже ждёт автобус с безумными фарами, горящими жёлто-зелёным светом, которые так напоминают… что?
(глаза дьявола?)
Уважаемые пассажиры, автобус отправляется! Остановок не будет. Это прямой рейс. Не забудьте взять с собой все свои скелеты. ВСЕ свои скелеты. Они вам пригодятся, обязательно пригодятся. И не забудьте пристегнуть ремни. Потому что по дороге вам безумно захочется выйти. Вы будете готовы отдать всё что угодно, лишь бы выйти из этого чёртова автобуса и вернуться домой, но выйти из этого автобуса нельзя. Если вы сели в него, то уж точно доедете до конца. Водитель об этом позаботится. Этот автобус особенный. У него есть вход, но из него нет выхода. Что? Вы заметили мигающую табличку с надписью «ВЫХОД»? Не волнуйтесь. Вам просто показалось. Табличка здесь только одна, и на ней написано: АД. Ха-ха-ха. И не забудьте: билет только в один конец.

***
Утром Клава проснулась опухшая, с покрасневшими глазами. Как теперь идти на работу в таком виде?
Муж продолжал спать, значит, сегодня ему никуда идти не надо, у него очередной свободный от работы день. Вадим сидел на кухне и пил чай перед тем, как пойти в школу.
Клава зашла в туалет. Унитаз по-прежнему был чёрным. И тут Клаву накрыла волна гнева. Борька, значит, пришел вчера домой, прекрасно видел, что творится с унитазом, но даже палец о палец не ударил, чтобы его очистить, надеясь на то, что это сделает Клава, вернувшись с работы. Клава выскочила из туалета и бросилась в спальню.
— Ты чего это, паразит, совсем обнаглел? Дрыхнешь тут, а я, значит, должна и на работе впахивать, и по дому всё делать?
Борис приподнялся на кровати, спросонья не соображая, что происходит:
— Ты чего, Клав? Что случилось-то?
— А ты не знаешь, что случилось? Тебе мало того, что ты уже два года не работаешь и на моей шее сидишь? Вы что с унитазом сделали?
Борис хлопал глазами:
— С унитазом? Ты про то, что он чёрный? Так я вчера пытался его почистить. Его ничто не берёт. Я даже наждачкой пытался его отскрести.
— Откуда эта чернота взялась? — кричала в ярости Клава.
— Да я –то откуда знаю? — взорвался обычно спокойный Борис. — Ты чего на меня сегодня взъелась? Ты думаешь, мне легко? Думаешь, я не хочу нормальную работу найти? Только где ж её найдешь-то? Я за любую подработку хватаюсь, лишь бы копейку в дом принести, а тебе всё мало. Как же, тебе же шубы подавай да ананасы в шампанском. Чего ж ты за нищеброда такого замуж вышла? Надо было принца на белом коне ждать.
Клава хлопнула дверью и, выскочив из спальни, пошла на кухню.
Вадим пил чай и задумчиво смотрел в окно.
— Вадик, мне вчера тётя Лена рассказала, что на нашем кладбище кто-то разрыл могилу, — сказала Клава.
Вадим вздрогнул и закашлялся, подавившись чаем. Посмотрев на маму, Вадим ниже наклонился над кружкой с чаем.
— А кто её разрыл? — спросил он как бы между прочим.
— Откуда ж я знаю, — сказала Клава. — Только у этих людей точно нет ни сердца, ни совести. Совершить такое святотатство — это уму непостижимо. Пусть горят в аду.
Вадим съёжился от этих слов.
— Мам, ну что ты так сразу… в аду… Может, они… по делу могилу разрыли, — робко сказал Вадим.
— Вадик, это по какому делу могилу надо разрывать, в которой человека схоронили? Это либо вандалы, либо для какого-то чёрного обряда.
В это время Борис, натянув штаны, вышел на кухню вслед за Клавой.
— Клав, ты своих газетёнок начитаешься, вот тебе и мерещатся везде одни маги да колдуны, — сказал Борис.
— Молчи уж, Борька. Чего бы ты понимал в магах да колдунах-то?
Вадим уже допивал свой чай. Отставив кружку в сторону, он встал из-за стола и бросил на ходу:
— Ну всё, я в школу.
Клава села за стол и начала красится. Перед ней стояла большая красная косметичка, которую когда-то очень давно подарил своей жене Борис. Он знал, что она любила краситься, чтобы всегда хорошо выглядеть. У неё всегда было много каких-то тюбиков с румянами, тенями, тушью для ресниц, да бог еще знает с чем, но всё это валялось в разных местах, и Клава постоянно искала свои женские штучки, бегая по всей квартире и обшаривая каждый угол. Почему-то все эти туши и помады имели свойство теряться и находиться потом в самых неожиданных местах. И вот на один из Дней рождений Клавы Борис сделал ей сюрприз, подарив эту самую косметичку, которая сейчас красовалась на столе. Но когда Борис видел эту косметичку последний раз, он даже и не помнил. Клавдия давно не красилась. Обычно она вставала утром и, чтобы не опоздать на работу, быстро умывалась, чистила зубы, пила чай и выскакивала из дома. Краситься ей было некогда.
Борис посмотрел на часы. Было без четверти восемь. Через пятнадцать минут у Клавы начинается смена, а она сидит как ни в чём не бывало и наводит марафет. На неё это совсем не похоже.
— Клав, на работу опоздаешь, — робко сказал Борис.
— Тебе-то какое дело? — проводя щёточкой по ресницам, спросила Клава.
— Ну так… из зарплаты потом вычтут, — сказал Борис.
— А я, может, вообще с работы собираюсь уволиться? — сказала Клава и посмотрела на Бориса из-за зеркальца, перед которым она наводила красоту.
— Как это… уволиться? — не понял Борис.
— А вот так, — сказала Клава. — У меня муж есть на то, чтобы работать. А я хочу отдохнуть.

(продолжение следует...)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!