Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Я иду тебя искать (продолжение 2)

+3
Голосов: 3
Опубликовано: 104 дня назад ( 7 марта 2019)
Класс загалдел.
— Сусанин, а ты чего себя в список не написал? Ссышь, да? – крикнул Копытов, обращаясь к Суворову.
— Да иди ты, Копыто, — отмахнулся Суворов.
— А девки у нас вообще все ссыклища, — сказал Копытов, усаживаясь на парту Володиной и Серафимовой.
— Я не собираюсь в ваших дурацких затеях участвовать, — сказала Наташа, поправляя волосы. — Детский сад какой-то, честное слово.
— Вот и я о том же, — ввернула Люська.
— Ты вообще молчи, Люська-п…дуська, — сказал Копытов.
— Дурак, — обиделась Люська.
— Наташка, у меня к тебе деловое предложение, — сказал Копытов, ухмыляясь.
— Какое ещё предложение? – полюбопытствовала Наташа.
— Если ты с нами пойдешь, то я тебе свой ... покажу.
Наташа закатила глаза и отвернулась от Копытова.
Люська хихикнула. Суворов заржал и начал биться головой о парту.
— Сусанин, мозг вытечет, - крикнул Копытов. — Так что, Наташ, пойдешь? — спросил Копытов, обращаясь к Володиной.
— Да ну тебя, Копытов, с твоими дурацкими шуточками, — отмахнулась Наташа.
— А ты зря, Натах, отказываешься. У Копыта знаешь какой? Ты ещё такого не видела, — подошёл Шебакин.
— А ты-то видел, что ли, Шебакин? — спросила Наташа.
— Шеба у нас — специалист по ...м, — крикнул Кузнецов.
— Ща как тресну, Серый, — Шебакин подскочил к Кузнецову.
— Не, Серый, Шеба не специалист по ...м, а просто .…вый специалист, — крикнул Копытов.
Суворов лег на парту и затрясся.
— Маринка, — крикнула Люська. — Иди сюда, а то всё пропустишь.
Марина, которая сидела в третьем ряду на последней парте, подошла к общему собранию.
— А что тут происходит?
— Да тут у нас Копытов собирается своё хозяйство показать тем, кто с ним на дело пойдет, — сказала Люська.
— Я-то думала, у вас тут правда что-то интересное, — вздохнула Марина Соловьева.
— А тебе разве не интересно, Марин? — ухмыльнулся Копытов.
— Нет, Копытов. Представь себе, это мне вообще не интересно.
— А у нас Соловьева только книжками интересуется, ее ...м не удивишь, - заржал Шебакин.
— Шеба, — ввернул Копытов, — еще неизвестно, что она там за книжки читает. Там, может, мой…, — Копытов помахал рукой возле своего причинного места, — детский лепет по сравнению с её книженциями.
Наташа и Люська прыснули от смеха.
— Дураки, — сказала Марина. — Ну что с вас возьмешь, если ваши интересы выше причинного места не поднимаются. Остается надеяться только на то, что вы это перерастете. — Марина смерила Копытова презрительным взглядом. — Хотя вряд ли.
Копытов фыркнул:
— Фифа какая.
— Маринка, застегни ширинку! — крикнул Шебакин.
Марина покрутила пальцем у виска, посмотрев на Шебакина как на полного идиота, и вернулась на свое место.
У десятого «в» сейчас должен быть последний урок, а потом по домам. Прозвенел звонок, но никто не спешил рассаживаться по партам. Была середина мая. Хотелось думать обо всем, кроме учебы. Хотелось гулять, дурачиться, беситься, влюбляться, но только не учиться.
В класс вошла математичка Надежда Петровна. Следом за ней шла девочка небольшого роста, белокурая, миниатюрная, с кукольным личиком.
— Здравствуйте, ребята, — поздоровалась Надежда Петровна. — Я привела к вам новенькую.
Класс с любопытством уставился на новенькую девочку. Девочки смотрели настороженно, почуяв в ней соперницу, мальчишки — с неподдельным интересом.
Копытов присвистнул:
— А чё на последний урок-то? Где она раньше-то шаталась?
— Копытов, где твое гостеприимство? Так вести себя просто неприемлемо. Что о вас новенькая подумает?
— Лично мне все равно, что она обо мне подумает, — вальяжно сказал Копытов.
— Помолчи, Копытов, - резко осадила его Надежда Петровна. — Девочку зовут Алиса Крылова. Теперь она будет учиться в вашем классе. На последний урок она пришла, потому что сначала её распределили в «а» класс, но там … в общем, вышла накладка и её перевели к вам. Так что прошу любить и жаловать.
— Алиска, пососи мою ...! — крикнул Шебакин.
— Шебакин, замолчи! Как тебе не стыдно? Девочка к вам только пришла, а ты вон её как встречаешь. Бессовестный, - сказала Надежда Петровна. — Алиса, не обращай на них внимания. Садись рядом с Суворовым, — Надежда Петровна указала на свободное место рядом с Димой Суворовым.
Алиса прошла за парту и села. Пока она вытаскивала из сумки учебник и тетрадь, Суворов внимательно её разглядывал.
— Сусанин, глаза не сломай! — крикнул Копытов.
Суворов показал ему кулак.
Если бы не появление новенькой девочки в классе, то урок можно было бы считать самым скучным и нудным из всех, что когда-либо были. Время тянулось медленно-медленно за решением скучных, никому не нужных уравнений. Всем хотелось поскорее вырваться на свободу и вдохнуть опьяняющий весенний воздух. Окна хоть и были открыты, в классе стояла духота и пахло пылью.
Звонок показался всем самой лучшей мелодий из когда-либо слышанных. Класс похватал свои сумки и рюкзаки, на ходу засовывая в них учебники и тетради, теряя полусломанные ручки и обгрызенные карандаши.
Надежда Петровна диктовала домашнее задание, но её уже никто не слушал. Спустя полминуты класс опустел. Остались только новенькая Алиса и Суворов. Надежда Петровна вздохнула и, прихватив журнал, вышла из класса.
Алиса аккуратно сложила учебники в сумку и посмотрела на Суворова:
— Слушай, а почему тебя называют Сусаниным, если ты Суворов?
Суворов пожал плечами:
— Сам не знаю. Как-то прицепилось — и всё. Теперь только Сусанин да Сусанин.
Алиса улыбнулась:
— Не люблю прозвища. Люди ведь не собаки, чтобы им клички давать. У каждого есть имя. Тебя как зовут?
— Дима.
— Вот видишь, Дима — очень красивое имя. А то — Сусанин.
— Алис, а ты где живешь?
— На Школьной.
— Ух ты, а я рядом. Хочешь провожу?
— Давай, — согласилась Алиса.
Суворов и Алиса вышли из школы. Народу уже почти не было. Все разбежались. Остались только несколько человек.
— Какая погода хорошая, — сказала Алиса.
— Так весна ведь, — сказал Суворов.
— Обожаю весну.
— Алиса, а ты чего так странно в школу новую пришла, под конец учебного года? — спросил Суворов.
— Так получилось, — коротко ответила Алиса.
— Понятно.
— Дим, а этот Шебакин всегда себя так ведёт? — спросила вдруг Алиса.
— А ты на него обиделась?
— Да нет. Просто.
— Алис, ты на него не обижайся. Он… ну просто он веселый такой. Он не может без своих шуточек. А вообще он безобидный.
— Шуточки у него какие-то… дурацкие… — сказала Алиса.
— Согласен. Но на то он и Шеба. Без него скучно было бы. Хотя, знаешь, Алиса, иногда мне кажется, что за этой его показной бравадой и веселостью скрывается ранимая натура.
Остаток дороги Суворов с Алисой шли молча. У одного из домов Алиса остановилась:
— Ну вот и пришли. Здесь я живу.
— Алиса, слушай, мы с пацанами и девчонками из нашего класса сегодня вечером на дело идем. Ты не хочешь к нам присоединиться?
— А что за дело? — с интересом спросила Алиса.
— Это секрет. Но мы тем самым хотим проверить, на что каждый из нас способен. Помнишь, как Раскольников рассуждал: «тварь ли я дрожащая или право имею?»
Алиса с беспокойством посмотрела на Суворова:
— Вы что, кого-то убить собрались?
Суворов засмеялся:
— Нет, до такой степени мы, конечно, ещё не дошли. Но будет страшно.
— А как же я пойду, если даже не знаю, что там будет? — спросила Алиса.
— Я не могу тебе это рассказать, потому что ты ведь не в нашей компании пока. Неизвестно даже, пойдешь ты с нами или нет. В общем, ты подумай. Это на самом деле интересно. Если надумаешь, приходи в одиннадцать часов вечера ко входу на кладбище.
— Звучит зловеще, — сказала Алиса.
— На деле будет ещё более зловеще, чем на словах, — уверил Суворов Алису.
— А вас родители отпустят в такое время на кладбище? — спросила Алиса.
Суворов непонимающе уставился на Алису:
— А ты думаешь, что кто-то родителям скажет, что на кладбище пойдет ночью?
— А как тогда? Что вы родителям говорить будете?
— Да что-нибудь придумаем, — весело сказал Суворов. — Я, например, скажу, что к Шебе на ночёвку пошёл.
— Ладно, Дим, я подумаю, — сказала Алиса.
— Подумай, Алиса, — сказал Суворов и, многозначительно посмотрев на Алису, добавил: — Я тебя буду ждать.
Алиса посмотрела Суворову в глаза пристальным взглядом. Суворов, не выдержав этого пронзительного взгляда огромных серых глаз Алисы, отвел свои глаза в сторону. Алиса молча отвернулась и пошла в сторону дома.
Она была такая хрупкая, как будто соткана из воздуха. Суворову казалось, что ещё совсем чуть-чуть — и она взлетит в воздух как воздушный шарик. Да он и сам готов был подняться в воздух от странного незнакомого ощущения в животе, казалось, что он наполнился легким воздухом, который вот-вот потянет его в самое небо.

(продолжение следует...)
Комментарии (2)
Валерий Гринцов #    7 марта 2019 в 21:02
С наступающим, Маргарита!
Маргарита Смородинская #    7 марта 2019 в 22:06
Спасибо, Валерий!!!)