Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Я иду тебя искать (продолжение 20)

0
Голосов: 0
Опубликовано: 134 дня назад (10 мая 2019)
То, что увидел Вадим сейчас сквозь стеклянный пол, не поддавалось никакому объяснению. Честно говоря, Вадим с большей готовностью поверил бы в то, что Людмила Павловна и Алексей Петрович записались в секту сатанистов и, присягнув самому дьяволу, совершают чёрные обряды.
Прямо под Вадимом разворачивалась сцена, мерзее которой Вадим и представить себе не мог.
Это ад, Вадим. Добро пожаловать в преисподнюю!
Алексей Петрович стоял на четвереньках на кровати. Людмила же Павловна, облаченная в черный облегающий кожаный костюм, изо всех сил лупила его плёткой. Вадим не слышал звуков, но по ритмично раскрывающемуся рту Алексея Петровича понимал, что тот издаёт какие-то непристойные звуки.
На шее Алексея Петровича Вадим заметил чёрный кожаный ошейник с шипами, поводок от которого держала в левой руке Людмила Павловна. Вадим с ужасом увидел, как, нагнувшись над Алексеем Петровичем, Людмила Павловна, перекинула конец поводка через его шею и, перекрестив оба конца, начала его душить.
Вадим лёг на живот и уткнулся в подушку. «Господи, лучше бы я этого не видел», — подумал он. Сколько он так пролежал, он сказать не мог. Чувство времени будто покинуло его. Вадим лежал и вспоминал. Вот только все его детские трогательные воспоминания как будто покрылись теперь противной зелёной слизью. И Вадим понимал, что от слизи этой теперь уже не избавиться.
Поднявшись наконец с подушки, Вадим взглянул на пол. Он был таким, каким был всегда. Вадим осторожно опустил ноги на пол. Ничего не изменилось. Он осторожно встал, сделал шаг, опасаясь, что пол вдруг снова станет стеклянным. Но пол оставался абсолютно обычным. Вадим с облегчением выдохнул и пошёл на кухню за водой.

***
Вадим сидел за кухонным столом и пил чай с булочкой. Он торопился, потому что сегодня первым уроком должна быть контрольная по алгебре и на неё опаздывать никак нельзя.
Клавдия зашла на кухню и присела за стол напротив сына.
— Вадик, доброе утро! — сказала она, постаравшись придать своему голосу бодрости. — Как у тебя дела в школе?
— Да всё нормально, мам, — сказала Вадим.
— Ой, сынок, у нас тут в посёлке такие дела творятся. Страшно, — вздохнула Клавдия.
— Что за дела-то, мам? — нетерпеливо спросил Вадим.
— Помнишь, я тебе рассказывала, что у нас на кладбище могилу раскопали?
Вадим кивнул.
— Так вот, Лена мне вчера сказала, что труп из могилы пропал.
Вадим поперхнулся чаем и закашлялся. Половина кружки расплескалась на стол. Вадим побледнел.
Это ад, Вадим. Добро пожаловать в преисподнюю!
— Как пропал-то, мам? Куда же он... ушёл-то? — спросил Вадим.
Клава засмеялась:
— Вадим, уйти-то он точно не ушёл. Покойник же. Скорее всего могилу выкапывали, чтобы труп забрать для каких-нибудь экспериментов.
Вадим отставил кружку в сторону и выскочил из-за стола.
— Мам, я на контрольную опаздываю.
— Ладно, сынок. До вечера.
Схватив рюкзак и быстро сунув ноги в кроссовки, Вадим выскочил из дома. То, что сказала ему сейчас мама, не поддавалось никакому объяснению. Могилу-то раскапывал он, поэтому он прекрасно знал, что никакого трупа он оттуда не доставал. Труп так и остался лежать в гробу. Но тогда где же он сейчас? Куда он делся? От промелькнувшей в его голове догадки Вадим почувствовал неприятное покалывание на поверхности головы. Новость, которую он только что узнал, не предвещала ничего хорошего.
Добравшись до школы, Вадим еле дождался конца урока. Его мысли были далеки от контрольной работы. Он решал уравнения кое-как, только лишь для того, чтобы учительница видела, что он что-то делает, чтобы не приставала к нему с замечаниями. То, что труп пропал из могилы, могло означать только одно — эксперимент удался. Самое интересное, что Вадим знал это с самого начала, но, поддавшись страху друзей, тоже стал отрицать факт, свидетелем которого был не он один. Вот только… где же теперь труп? И не натворили ли они чего-то непоправимого, грубо вмешавшись в незыблемые законы Природы? Может, прежде, чем вытворять такие вещи, нужно было сначала взвесить все за и против, просчитать, к чему может привести этот эксперимент, а уж потом только действовать? Но когда Вадима увлекла сама мысль о том, что он может сделать то, чего еще никому никогда не удавалось, он забыл обо всем другом. Его влекло безудержное любопытство и, что уж греха таить, тщеславие. Конечно, ему хотелось почувствовать себя сильнее и могущественнее самого бога. Бог дарует жизнь и потом безвозвратно её забирает. А Вадим с помощью заклинания из магической книги мог вдохнуть жизнь в уже мёртвое тело. Разве мог он устоять перед таким соблазном?
Прозвенел звонок. Надежда Петровна собрала у всех тетради с контрольными работами. В классе началось обычное обсуждение, которое бывает после контрольных, проверочных и диктантов. Отличники и хорошисты скучковались и галдели, спрашивая друг у друга, кто как решил какое уравнение. Некоторые вздыхали и ахали, понимая, что неправильно решили какой-то пример. Другие взвизгивали и ликовали, удостоверившись в правильности своего решения.
Вадиму это было совершенно не интересно. Он подошёл к Шебакину. Рядом с ним уже сидели Кузнецов и Суворов.
— Здорово, пацаны! — сказал Вадим. — Разговор есть.
— Чё там у тебя, Копыто? — вальяжно спросил Шебакин.
Кузнецов и Суворов внимательно наблюдали за Копытовым, который выглядел взбудораженным.
— Вы знаете о том, что труп пропал?
— Какой труп? — медленно спросил Шебакин.
— Шеба, придурка из себя не строй. Сам знаешь, какой, — нервно выпалил Вадим.
— Что значит пропал? — напрягся Суворов.
— То и значит, Сусанин, — сказал Вадим.
— Я что-то не понял, Копыто, — сказал Кузнецов. — Куда он пропал-то?
— А я откуда знаю? — взвинтился Вадим, разводя руки в стороны.
— Да он гонит, попугать нас решил, — сказал Шебакин, развалившись на стуле.
— Точняк, — сказал Кузнецов.
— Дятлы, — сказал Вадим. — Я серьёзно. Моей маме подруга рассказала. Когда нашли разрытую могилу, трупа в ней не было.
Кузнецов и Шебакин переглянулись. Суворов присвистнул:
— Это что же получается?
— Шевели мозгами, Сусанин, — сказал Копытов.
— Значит, мне не показалось, что ли? — Кузнецов почесал голову. — Но это же… Так ведь не бывает.
— Бывает не бывает, Серый, а факт есть факт, — сказал Вадим.
— И чего теперь делать-то? — спросил Суворов.
— Не знаю, — сказал Вадим.
— Пацаны, не кипишуйте. То, что труп пропал, ещё не значит, что он… Может, его просто кто-то забрал, — предположил Шебакин.
— Шеба, не говори ерунду. Кто его стал бы забирать? — сказал Копытов.
— А у вас прям сразу одна версия. Да мало ли что там могло произойти, — продолжал настаивать Шебакин.
— А я книжку читал. «Кладбище домашних животных называется». Так там вот тоже… трупы оживали, — сказал Суворов.
— Так то книжка, — сказал Кузнецов. — А тут на самом деле.
— Ну вы даёте, — сказал Шебакин. — Вы что, на самом деле верите, что труп встал и свалил из могилы?
— А куда он ещё мог деться, по-твоему? — спросил Копытов.
— Да там всё, что угодно могло произойти, — сказал Шебакин. — Нас там не было. Ты же, Копыто, не видел, как труп из могилы выбрался.
— Зато я своими собственными глазами видел, как он сел в гробу, — сказал Копытов.
Шебакин, Суворов и Кузнецов замолчали. Они прекрасно понимали, что Копытов прав.
После уроков Вадим пошёл домой. Настроения не было. Вадим думал, что рассказав друзьям новость, которую узнал от матери, он скинет с себя груз, что ему станет легче. Думал, что вместе они придумают, что им делать. Но вышло всё совсем не так, как он планировал. Вадим видел, в какое недоумение он поверг своих товарищей. Они не только не знали, что делать, они отказывались верить в произошедшее. Вадим, не нашедший поддержки от друзей, совсем поник.
Подходя к подъезду, Вадим заметил стоящий грузовик. Около грузовика суетились двое мужичков. Один был маленького роста и худенький. Другой, что называется, амбал. Обойдя грузовик, мужички подошли к кузову. Амбал открыл его и запрыгнул внутрь. Он стал что-то вытаскивать из недр грузовика. Худенький стоял внизу и протягивал руки, чтобы подхватить груз. С ужасом Вадим заметил, что из грузовика показался гроб, новенький, коричневый, лакированный. Амбал начал подавать его худому мужичку. Тот не удержал, и гроб с треском вывалился на землю. Крышка отлетела в сторону.
— Ну етить-колотить, Михалыч, — взревел амбал. — У тебя руки из какого места растут? Это ж, так сказать, последнее пристанище человека, а ты его…
Михалыч весь как будто сжался, съёжился, засуетился.
— Серёга, да я чего? Это ты мне так подаёшь. Взял да скинул. Я и подхватить-то не успел, а он… того…
— Того, — передразнил его Серёга. — Понимать надо, — Серёга поднял вверх указательный палец.
Спрыгнув с грузовика, Серёга подошёл к гробу и внимательно его осмотрел. Михалыч тоже подскочил и начал вертеться вокруг.
— Вроде, ничего, — с облегчением заметил Михалыч, исподлобья поглядывая на Серёгу.
Гроб оказался цел. Только немного была поцарапана сверху крышка. Серёга похлопал гроб ладонью и начал прилаживать на место крышку.
— Михалыч, мы же должны его доставить в целости и сохранности, а то ничего нам не обломится, — Серёга заговорщицки подмигнул Михалычу.
Михалыч показал Серёге поднятую ладонь:
— Щас всё будет.
Михалыч подскочил к гробу и начал вытирать с него пыль полами своего то ли пиджака, то ли куртки. Понять, что это было когда-то, было сложно. Это что-то было настолько измусолено, затёрто, оборвано, штопано-перештопано, что грозило рассыпаться в прах прямо сию секунду. Нижняя пуговица «пиджака» висела на нитке и, когда Михалыч наклонялся, она покачивалась из стороны в сторону, как маятник.
Серёга выглядел поприличнее. Его мускулистое здоровое тело обтягивала ярко-жёлтая футболка. На ногах были хоть и растянутые на коленях, но ещё годные для носки треники. Вообще же, учитывая, что Серёга был значительно моложе Михалыча, создавалось впечатление, что пройдут десятилетия, а он всё так и будет носить эту желтую футболку, которая полиняет настолько, что будет невозможно определить её изначальный цвет, и эти треники.
В это время из подъезда вышла Людмила Павловна. Она была заплаканная и как будто высохшая. Ещё вчера Вадим видел её довольно бодрой и жизнерадостной, а сегодня как будто какая-то нечистая сила выпила из неё всю жизненную энергию, оставив самую малость, только чтобы она могла еле-еле передвигаться.
Людмила Павловна подскочила к грузчикам и засуетилась вокруг них.
— Сюда, сюда заносите, голубчики, — суетилась Людмила Павловна, указывая рукой в сторону подъезда.


(продолжение следует...)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!