Заслуги

16:44
4
Иван Кузьмич сидел на любимой дачной лавочке и думал о заслугах. А думая, всё более приходил к мнению, что заслуги эти есть не что иное, как козни лукавого. То ли потешается он над слабостями человеческими, то ли какую стратегию выводит, — как из нас дураков, дураков делать, но уже со знаком качества. Подтверждений этим своим догадкам Кузьмич мог привести великое множество – столько, что уж лучше онеметь, чем перечислить. Однако все они мельчали и казались несущественно количественными в сравнении с одним железным доказательством верности его выводов.

Доказательство это оттолкнувшись от противного, крутанулось в голове Ивана Кузьмича и, удивив его своей нелепостью, вылетело в вечернюю прохладу хрипловатым шёпотом, — Заслуженный деятель, учитель и реформатор – товарищ Иисус Христос. О как…
Тут Кузьмич, услышав собою же произнесённое, почесал в затылке, состроил недовольную гримасу и хмыкнул. Потому как товарищ Иисус, ну никоим образом не сочетался ни со званиями – заслуженный-народный, ни с овациями трибун, ни тем более с грамотками-премиями. Стоял он себе в сторонке от всей этой возни и печально наблюдал за происходящим. Представив себе этот образ Спасителя, Иван Кузьмич вздохнул и так же шёпотом проговорил, — А потому что его Бог упас… а нас не упас, но на него указал. Мол, глядите, охламоны, как надобно – рубаха белая… и всё! Ни погончиков, ни медалек.

Здесь Кузьмич замолчал, а немного поразмыслив, продолжил, — Да и как ему его не упасти? Сын он ему или не сын?! А ежели сын, то ты из штанов выпрыгни, а дитё убереги от дурной компании и глупых устремлений! От ярлыков и витиеватых прозвищ. Вот он и уберёг, потому как до товарища Иисуса всяческих патрициев и цезарей – хоть пруд пруди, да и после него академиков-президентов, что мух в сортире. А он как стоял в белом, так и стоит никакими званиями не обляпанный.

Последнюю фразу Кузьмич договорил совсем тихо, тем самым давая понять самому себе, что хватит ему на сегодня печальных откровений. Он уселся поудобнее и стал смотреть в небо в ожидании проявления таинственной звёздочки Каф. Вот в это самое время телефон в кармане Кузьмича и звякнул, возвещая о том, что прилетело в него важное сообщение. Иван Кузьмич нажал на кнопочку и стал читать присланное.

В сообщении же говорилось, что благодарное Отечество оценило заслуги гражданина Кузьмича, а посему наградило его званием «Ветеран Труда» со всеми положенными при этом послаблениями и преференциями. Иван Кузьмич крякнул от удивления, расправил плечи и почувствовал, как его захлёстывает волна бодрящего воодушевления. Он приосанился и, забыв про звёздочку Каф, стал с нарождающейся гордостью оглядывать свои дачные владения. Вот крепенький домишко собранный своими руками, вот садик-огородик – витамин на витамине, а вот и…
Тут Иван Кузьмич замер и стал приглядываться к тёмным кустам смородины, потому как ему показалось, что сидит… сидит в них какой-то глумливый бесёнок и над ним, над Кузьмичом ухахатывается… а временами, нет-нет, да и похрюкивает от получаемого удовольствия…

Оцените пост

+3

Оценили

Яна Солякова+1
Ольга Борисова+1
Ольга Михайлова+1
11:01
Вооот, точно. Козни. А особенно, знаешь когда, козни? Когда я, к примеру недавно на премию рассчитывала, а мне хлоп так - грамоту благодарственную!))) "Молодец, - говорят, Яна Николаевна, работай так ударно и дальше!" Чисто козни от лукавого!!! zlo
13:23
Во-во... А я об чём)))