Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Что можно сделать из плохого настроения

+1
Голосов: 1
Опубликовано: 2555 дней назад (29 сентября 2013)
- Вставай, Ежулька! Просыпайся, соня-засоня! - ласково пропел мамин голос, и тёплая ладонь взъерошила примятые одеялом колючки.
Ёжик неохотно приоткрыл один глаз, потянулся. Маленькая пятка высунулась из-под яркого лоскутного одеяла и тут же юркнула обратно - холодно с утра в доме, осень.
Ленивый сентябрьский лучик, проснувшийся ненамного раньше, скользнул по дощатому полу, по подушке, спросонья запутался в мягких ежиных колючках, а потом угодил Ёжику в глаз.
- Ух, какой! - рассердился Ёжик, закутываясь с головой.
- Вставай сынок! - снова услышал он маму уже из кухни.
- Дзынь-звянк! - поддакивали ей чашки.
- Ууууу! - отзывался самовар.
- Ёзька, ёзька, иди сюда! - пищал маленький братишка.
- Поспать не дают! - Ёжик вскочил с постели и нехотя пошлёпал на кухню.
У плиты хлопотала над оладьями мама в нарядном цветастом фартуке. Бабушка и малыш Ежонок уже завтракали. Вкусно пахло мёдом и чаем из черничных и малиновых листьев.
- Умывайся и садись скорее кушать - мама поставила на стол ещё одну мисочку с оладьями и полила их мёдом. - Да одевайтесь потеплее, в лесу сегодня холодно.
Только тут Ёжик вспомнил, что сегодня они с бабушкой и Ежонком собирались идти за брусникой. Как обрадовался он вчера, увидев, что мама достаёт из кладовки высокие "походные" сапоги для него и братишки! Он даже палку себе приготовил - крепкую, удобную. Аккуратно обрубил с неё ветки и отстрогал ножиком, ровно-ровно. Кто же ходит в поход без палки!
Но сегодня от радости не осталось и следа. Невесть откуда взявшееся плохое настроение сердитой тучей сидело внутри и не давало радоваться ничему: ни сладкому чаю, ни маминой улыбке, ни ясному осеннему утру.
Ёжик хмуро сопел над кружкой, а малыш Ежонок уже одетый, с корзинкой подпрыгивал у двери от радости и нетерпения. Мама давала последние указания:
- От бабушки далеко не отходить, в болото одним не соваться...
- Да! Да! - пищал счастливый Ежонок, размахивая корзинкой, - я, знаешь, сколько брусники наберу? Больше всех!
- Хорошо, - улыбнулась мама, - значит, напеку вам пирогов с брусникой. А ещё листьев брусничных наберите, мы их в чай добавим. Всю осень болеть не будешь, вот какие они полезные!
- Вот ещё! - фыркнул Ёжик, вылезая из-за стола. - Я не бурундук, чтобы листья собирать! Пошли! - прикрикнул он на Ежонка и хлопнул дверью, одеваясь на ходу. Мама только вздохнула им вслед.
Ёжику, конечно, было стыдно из-за того, что он нагрубил маме. На какой-то момент ему захотелось вернуться обратно, уткнуться носом в тёплый мамин фартук и извиниться. Но плохое настроение быстро вытеснило эти мысли из головы.
- Разве я виноват? - подумал Ёжик. - Мне самому плохо! А она тут еще какие-то листья придумала.
Осеннее солнце уже совсем проснулось. Его лучики становились всё ярче и теплее. Они как расшалившиеся малыши разбегались в разные стороны и то прыгали по веткам большой старой ёлки, то прятались в зарослях орешника, то радостно блестели из капелек росы на кружевной паутине. Маленький Ежонок в полном восторге бегал от брата к бабушке и обратно, запинаясь огромными сапогами за корни деревьев и теряя по пути корзинку. Бабушка ласково улыбалась, глядя на счастливого Ежонка. Она время от времени останавливалась и с наслаждением втягивала носом сырой ароматный осенний воздух.
- Бабуся! Ёзька! Смотрите скорее! Смотрите, что я нашёл! - на весь лес зазвенел братишкин голосок.
- Неужели гриб? - в такт ему отозвалась бабушка.
- Небось, корзинку свою потерял, а теперь нашёл, - пробурчал Ёжик. - Или опять козявку какую-нибудь откопал.
-У-ух! У-ух!!! - пищал Ежонок. Он лежал брюшком на широкой, ещё упругой лапе огромного папоротника и раскачивался. У-ух!
- Видите, как я могу! - радовался малыш. - Качели! Настоящие!
К качелям у Ежонка с самого рождения была горячая страсть. Чего только не придумывал он, чего только не изобретал! То раскачивался на длинных ветвях ивы, пока однажды не сорвался в сырую колючую осоку. То катался на двери палисадника, а дедушка, в десятый раз ремонтируя калитку, обещал надрать ему иголки. Даже на стуле Ежонок пробовал качаться, да шлёпнулся и набил шишку. Долго его потом дразнили вредные бельчата: "колючая ёлка идёт, на ёлке шишка растёт!" Этим летом папа, наконец, пообещал сплести настоящий гамак, но из-за постоянных хлопот по хозяйству времени на это пока не нашлось.
Бабушка так и засмеялась на новую затею малыша-внука. Уж очень забавно он смотрелся верхом на папоротнике, обхватив его всеми четырьмя лапками и зажмурив глаза от восторга!
Но, чем веселей смеялся Ежонок, тем больше сердился его старший брат.
- Ух, какой! - молча злился Ёжик. - Весело ему!
- Тоже мне, качели! - презрительно бросил он и изо всех сил стукнул палкой по папоротнику у самого его основания. Ежонок кубарем полетел на землю, а зелёная ветка бессильно поникла.
- Не качается! - заревел Ежонок. Ему было не больно, да и испугаться он не успел, но вот беда - зелёные папоротниковые качели больше ни на что не годились.
- Эх, ты... - укоризненно покачала головой бабушка, и на душе у Ёжика стало ещё хуже.
Уныло брёл он, загребая сапогами старые хвоинки и опавшие листья. Сшиб палкой шляпу у нарядного мухомора, пнул сапогом сосновую шишку. Шёл-шёл, не разбирая дороги, пока не врезался в большой вековой дуб, раскинувший свои ветви высоко над другими деревьями и над всем лесом.
- Ух, какой! - рассердился Ёжик, потирая ушибленный лоб. - Вот я тебе! - и он, что было силы, стукнул палкой по могучему стволу.
Но что огромному дубу, который и медведь-то не охватит, маленький ёжик с его тоненькой палочкой. Дуб даже листом не шелохнул.
- Вот тебе, вот тебе! - прыгал под дубом Ёжик, как вдруг - бах! Большая шишка, едва не угодив ему по макушке, шлёпнулась под ноги.
- Ты ещё и кидаться? - раскипятился было Ёжик, но так и остановился - откуда на дубе шишки?
- Ты чего это буянишь? - пропищал дуб знакомым голоском.
На одной из веток сидел Рыжик, маленький бельчонок, и грыз шишку.
- Настроение плохое, - угрюмо признался Ёжик.
- Подумаешь беда! - беспечно отозвался Рыжик. - Раз тебе не нужно твоё плохое настроение, надо просто взять - и выбросить его!
- Как это?
- А вот так! - бельчонок, прицелившись, запустил в траву вторую шишку, и сразу же оттуда облаком взвилась стая напуганной мошкары.
Ёжик задумался, покрутил головой, потряс лапками и вздохнул - Не получается! Липкое оно какое-то это настроение, приставучее, так просто не выкинешь. Вот если бы его кто-нибудь взял.
- Рыжик, а хочешь, я тебе своё настроение отдам?
- Нет-нет, не надо мне, у меня своё есть! - торопливо пискнул бельчонок и скрылся в ветках, весело мелькая пушистым хвостом.
В печальных мыслях дошёл Ёжик до небольшого болотца. Прямо за ним начинался густой ельник, а там и до брусники недалеко.
- Небось, бабушка с Ежонком давно уже ягоды собирают, а я тут копаюсь, - грустил Ёжик перебираясь с кочки на кочку через болото. - Могли бы и подождать! - рассердился было он, но лишь только об этом подумал, как правая лапка соскользнула с кочки и зачерпнула полный сапог воды.
- Дос-ква-кался! - донеслось откуда-то сбоку.
- Я вам покажу, как смеяться! - живо вскочив на ноги, закричал Ёжик, но сразу примолк.
Никто над ним не смеялся. Лишь одна глазастая лягушка сидела на соседней кочке, но и она вовсе не выглядела весёлой.
- Что, ква-ква-лификации не хватает? - сочувственно поинтересовалась она.
- Чего?
- Не умеешь, говорю, по кочкам прыгать - пояснила лягушка.
- Не умею - опустил голову Ёжик.
- А день обещает быть пре-ква-сным! - помолчав, добавила собеседница, - Солнышко, ква-мары, мош-ква-ра...
Она вздохнула.
- Почему ты тогда совсем не радуешься? - спросил Ёжик, выливая воду из сапога, - комаров почему не ловишь?
- А, - лениво отмахнулась лягушка, - настроения нет.
- То есть, как это нет? Совсем?
- Ни-ква-кого! - подтвердила лягушка
- А хочешь, я тебе своё настроение отдам?- обрадовался Ёжик неожиданной удаче.
- Своё? Ну, давай. А оно у тебя как, хорошее?
- Да нет, плохое... - признался Ёжик.
- Тогда не надо! Я уж лучше квак-нибудь совсем без настроения. По-ква!
И лягушка скрылась под водой.
Что тут поделаешь! Перебрался Ёжик через болотце, вот и ельник. Вот и бабушка с Ежонком. А под ногами то тут, то там наливные ягоды брусники - розовые, красные. Вкусные! Сорвал Ёжик одну ягоду, другую. А у бабушки уже половина корзинки. Только нашёл Ёжик подходящую кочку, только начал собирать ягоды, Ежонок подскочил. Радостный. Будто и не обидел его брат, будто и не сломал его папоротниковые качели. Маленький еще Ежонок, добрый, не умеет обижаться.
- Смотри, какую я бруснику нашел! - восторженно запищал он.
И правда, на ладошке у него красовались три, как на подбор ровные, крупные ягодки. Красные, со слегка розоватыми щёчками, они словно светились на солнце. И Ежонок тоже весь светился, от радости.
- Красивые, - хотел было ответить Ёжик. Но тут Ежонок неуклюже шагнул за следующей ягодой, да и уронил корзинку у брата.
- Ах ты, медведь косолапый! - рассвирепел Ёжик и с размаху стукнул Ежонка по лапке.
Ягоды подпрыгнули и яркими бусинками рассыпались в траве.
На рёв малыша подошла бабушка.
- Да что же с тобой сегодня такое! - всплеснула она лапами на старшего внука. - С самого утра как подменили. Ну что, поделился плохим настроением, легче стало?
- Не стало, - буркнул Ёжик и пошёл прочь.
"А ведь и правда, не стало" - размышлял он, шагая, куда глаза глядят. Вот ведь какое оно, это настроение - вроде и поделился им, а у самого не только не уменьшилось, а наоборот, будто бы ещё больше его сделалось.
Неужели навсегда привязалось к нему плохое настроение? Неужели так и быть ему теперь таким хмурым и сердитым?
- Поберегись! - вдруг услышал Ёжик сзади задорный крик и кто-то вихрем промчался мимо.
Тут уж он не удивился. Кому это ещё быть, как не Хвостику, озорному зайцу, с которым Ёжик частенько бегал за грибами. Такого шустрого зверя в лесу поискать! Минуты не прошло, а он уже спешил обратно.
- Привет, Хвостик! - обрадовался Ёжик. - Чем занимаешься?
- Кору ношу. Мы с отцом её целую гору заготовили. Теперь домой перетаскиваю. Отец говорит, если перетаскаю сегодня всё, он мне во-от такую морковку из деревни принесёт!
- Понятно, - вздохнул Ёжик.
- А ты чего такой грустный? - спросил заяц, подпрыгивая на месте. Он не мог долго стоять без движения.
- Настроение плохое.
- Да, это плохо, - согласился Хвостик и почесал затылок. - А знаешь, что я делаю, когда у меня плохое настроение?..
- Я от него убегаю! - и заяц мгновенно скрылся в ельнике.
- Попробуй! Мне помогает! - добавил он, вернувшись.
"Даже не запыхался!" - восхищённо подумал Ёжик. "Его ветер не догонит, не только какое-то настроение, тем более плохое".
- Побежали со мной! - торопил Хвостик, - поможешь мне кору перетаскать. А я тебя морковкой потом угощу!
Целый час, если не больше друзья бегали от ельника до заячьего дома. Всю кору переносили. Ёжику, конечно, не угнаться было за товарищем, но набегался он славно! Повеселел Ёжик.
- Спасибо! - Заяц благодарно пожал ему лапу. - Без тебя я бы ещё не скоро управился! Приходи завтра за морковкой!
- Это тебе спасибо! Давно мне так весело не было!
Легко стало на душе у Ёжика. Как оказывается, приятно бежать по лесу, когда никакое плохое настроение не мешает радоваться и веселиться.
- Сейчас пойду, и попрошу у Ежонка прощения, - думал Ёжик.- Найду ему самую красивую ягоду! А маме...
Но про маму он придумать ничего не успел, потому что запнулся за ветку и чуть не упал.
- Ух, разложили тут ветки всякие! Не пройти - не проехать!
Топнул Ёжик ногой с досады. Отшвырнул подальше ветку и вдруг понял - хоть и удалось ему убежать от плохого настроения, а всё-таки догнало оно его. Видно, медленно Ёжик бегает, не то, что Хвостик.
- А кто это тут ветками разбрасывается? - услышал Ёжик протяжный, чуть хрипловатый голос. Он сначала испугался, притаился за невысоким кустарником, выглянул оттуда осторожно... Да это старый Бобр! Сидит у своей хатки, мастерит что-то. Вокруг него инструменты, щепки, ветки, дощечки разные.
- Здравствуйте, дедушка!
- Привет, сынок! А ты чего хулиганишь? Или заняться нечем?
- Я не хулиганю, - смутился Ёжик, - я бруснику собираю.
- Вот как! - удивился Бобр. - Только у меня тут брусника не растёт. Ты, верно, сынок, заблудился? Леса да болота они такие - голову закружат. Давай, провожу тебя, что ли?
Ежик помотал головой - нет, не заблудился.
- А много ли ягод набрал? - Бобр заглянул в корзинку. - У-у, никак, не уродилась в этом году брусника? Или вороны всю поклевали?
- Уродилась. Я просто не набрал ничего. Настроение плохое.
- Вот это да! И много у тебя его?
- Чего много? - не понял Ёжик
- Настроения твоего.
- Похоже, что много. А вам зачем?
- Спрашиваешь! Знаешь, какая это полезная штука!
- Могу подарить, мне не жалко.
- Нет, сынок, не могу такой подарок принять. Оно тебе самому пригодится.
- Да не нужно оно мне! Только мешает целый день! - Чуть не заплакал Ёжик. - Маме нагрубил, Ежонка обидел, брусники не набрал. И всё из-за него.
- Ну, это ведь смотря, как ты им распоряжаться будешь. Палкой ведь тоже, можно ударить, а можно, например, яблоко с дерева снять.
Ёжик вспомнил сломанный папоротник и насупился.
- А что же можно сделать из плохого настроения? - спросил он.
- Да что угодно. Хочешь, табуретку из него сколоти. Или кисель свари. А можешь лопату смастерить, будешь зимой снег чистить.
- Ничего себе! - восхищённо выдохнул Ёжик. - А качели можно сделать?
- Можно и качели, - усмехнулся Бобр. - Молоток я тебе дам, дощечек, вон, можешь взять. А всё остальное у тебя есть.
- И что, правда, больше ничего не нужно?
- А чего же ещё. Разве что гвоздей горстку. Ну, так у меня их много, - он кивнул на свой ящик с инструментами. - А я пока забор починю.
До самого вечера трудился Ёжик. Отмерял дощечки, пилил, строгал, сколачивал. Инструменты поначалу никак не хотели его слушаться. Рубанок так и норовил соскочить с доски, а молоток прыгал вокруг гвоздя, как будто нарочно не попадая по шляпке. Ёжик пыхтел и искоса поглядывал на Бобра. Как у него ловко получается управляться и с пилой, и с рубанком. А доски, будто сами собой складываются в ровный крепкий забор.
Потихоньку и Ёжик пригляделся, приноровился. Привыкли к нему инструменты. Одну дощечку приколотил, другую. Приладил к ним спинку. Так увлёкся, что и не заметил, как солнце начало прятаться за ельник.
- Ты смотри! - похвалил Ёжика Бобр. - Как у тебя складно выходит! Осталось верёвку привязать - и хоть сейчас качайся.
Ёжик, покраснев от гордости, смущённо опустил голову. Ему и самому понравились новые качели. Красивые, большие - можно хоть втроём качаться. А на спинке Ёжик своим ножичком выцарапал улыбающееся солнышко.
Он привязывал к качелям верёвку и мечтал, как обрадуется братишка, увидев такой подарок. Бобр тоже почти закончил свою работу.
- Слушай, сынок, - окликнул он Ёжика, - у тебя там не осталось немного плохого настроения? Мне бы ручку к калитке сделать надо.
Ёжик задумался. Он покрутил головой, потянул носом воздух, прислушался к ровному шелесту вечернего леса и вздохнул.
- Нет, дедушка, не осталось. Ни капельки.
- Ну ладно, - ничуть не расстроился Бобр. - Значит, из ивы ручку изготовим. Вот как славно получилось! - залюбовался он своей работой.
Радостно спешил Ёжик домой. Пробежал через ельник, быстро пересёк болото, ловко прыгая по кочкам. Не забыл и про маму - нарвал целый букет брусничника. Красивый, вместе с ягодками. Как хорошо было в вечернем лесу! Под походными сапогами тихонько шуршали листья, а в небе одна за другой зажигались бледные звёздочки. Ёжик бежал и думал: "Если у меня ещё когда-нибудь будет плохое настроение, я из него обязательно сделаю санки. Будем зимой кататься с Ежонком с горки. И Рыжика позовём, и Хвостика, и всех-всех... ".
Вечером вся семья пила чай с брусничными листьями. Дедушка пообещал подарить Ёжику свой молоток, а Ежонок долго не мог заснуть, мечтая, как завтра папа повесит качели на рябину за огородом. Он и не думал обижаться на Ёжика, потому что был ещё маленьким и не умел обижаться. А может быть, потому что очень любил своего старшего брата.
Ёжик лежал под мягким лоскутным одеялом и слушал, как потрескивает свечка у бабушкиного кресла, как мама на кухне готовит на завтра тесто для пирогов. Он засыпал и думал: "Какая же всё-таки полезная, оказывается, эта штука - плохое настроение".
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!