Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Блог клуба - Улыбайтесь господа,улыбайтесь

+703 RSS-лента RSS-лента
Администратор блога: Анатолий Киргинцев
Из школьных сочинений
* Герасим налил Муме щей.
* Бедная Лиза рвала цветы и этим кормила свою мать.
* Хлестаков сел в бричку и крикнул: "Гони, голубчик, в аэропорт!"
* Отец Чацкого умер в детстве.
* Пьер был светский человек и поэтому мочился духами.
* Под старость лет его приковало к постели раком.
* Вдруг Герман услыхал скрип рессор. Это была старая княгиня.
* Трактор мчался по полю, слегка попахивая...
* Летом, мы с пацанами ходили в поход с ночевкой, и с собой взяли только необходимое: картошку, палатку и Марию Ивановну.
* Умер М.Ю.Лермонтов на Кавказе, но любил он его не поэтому!
* Плюшкин навалил у себя в углу целую кучу и каждый день туда подкладывал.
* Ленский вышел на дуэль в панталонах. Они разошлись и раздался выстрел.
* Дантес не стоил выеденного яйца Пушкина.
* Во двор въехали две лошади. Это были сыновья Тараса Бульбы.
* Онегину нравился Байрон, поэтому он и повесил его над кроватью.
* Герасим поставил на пол блюдечко, и стал тыкать в него мордочкой.
* У Онегина было тяжело внутри, и он пришел к Татьяне облегчиться.
* Андрей Болконский часто ездил поглядеть тот дуб, на который он был похож как две капли воды.
* Лермонтов родился у бабушки в деревне, когда его родители жили в Петербурге.
* Чацкий вышел через задний проход и подпёрнул дверь палкой.
* Кабаниха нащупала у Катерины мягкое место и каждый день давила на него.
* У Ростовых было три дочери: Hаташа, Соня и Hиколай.
* Тарас сел на коня. Конь согнулся, а потом засмеялся.
* Душа Татьяны полна любви и ждёт не дождётся, как бы обдать ею кого-нибудь.
* Шел полк французов и кутузов.
Гоанна
По просьбе моих сиднейских друзей, заблудившихся на просторах сайта, я вытащил гоанну на открытое место клубных блогов.

Гоанна

Всё когда-то начинается с первого раза.
Мой первый снимок австралийского зверя:

Это – гоанна. По мне, она – миниатюрный динозавр. По науке – варан. Для крупного животного, коим является человек, она
безвредна, если не наступать ей на хвост…

******
На первом уроке английского языка (эмигрантские курсы повышенной сложности) преподаватель громко и отчётливо обругал нас самым отборным австралийским матом. «Это вам необходимо запомнить, – пояснил он с последней матовой руладой, – чтобы вы не выглядели улыбающимися идиотами, когда вас будут посылать…»
Оставшуюся часть урока преподаватель посвятил анекдотам.
– Шутки, – сказал он, улыбаясь, – лучшее пособие для изучения языка. С ними всё усваивается играючи: легко и весело… Берёте две совершенно несопоставимые вещи и спрашиваете, что они имеют общего. Например, – он оглядел всех в аудитории, – подберите какое-нибудь слово.
– Женщины, – сказал кто-то басом.
– Так! Ещё одно слово…
В этот момент за окном послышался громкий прерывистый звук полицейской сирены.
– Полицейские машины! – произнёс кто-то.
– Итак, имеем половину шутки, – воодушевился учитель, – скажите, что общего между женщинами и полицейскими машинами?
Мы, недавно прибывшие, ещё не знаем, что общего между ними в Австралии. Молчим. Вдруг кто-то из мужчин заявляет:
– И те и другие делают много шума при появлении!
В аудитории аплодисменты.
– Еще пример! – требует высокий женский голос.
– Хорошо. Подберите слово.
– Мужчины! – восклицает тот же голос.
– Другое слово…
– Бутылки с пивом, – предлагает кто-то.
– Итак, скажите, что общего у мужчин и бутылок с пивом?
Опять короткий молчок и кто-то из женщин, медленно подбирая слова, говорит:
– И у тех и у других пустота от горла вверх!
Ещё аплодисменты. Оригинальный метод обучения…

******
Первый раз я пошёл на теннисный чемпионат Большого шлёма по двум причинам: поддержать соотечественницу Анну Курникову и понять для себя, что такое Австралийский Открытый. Но Анна, как выяснилось, в моей поддержке нисколько не нуждалась: австралийцы обожали белокурую красавицу. В поединках одиночек с её участием все открыто болели только за неё. Сначала раздавались одиночные возгласы: «ГОУ АННА! (ДАВАЙ АННА!)» Потом – многоголосое: «ГОУ АННА! ГОУ АННА!», перешедшее в знакомое, австралийское с добрым смехом и хлопаньем в ладоши:«ГОАННА! ГОАННА! ГОАННА!» Правда, в четвертьфинале это звучало больше, как стон: Анна проиграла…
Зато у меня родилась половинка первой австралийской шутки: «Скажите, что общего между гоанной и Анной Курниковой?»

******
Случай, когда я первый раз не смог починить самостоятельно домашнее оборудование, совпал с приездом моей тёти к нам в гости. Полноватая, с палочкой, она с трудом перемещалась по нашей жилплощади. Её любимым местом стал огороженный сплошным высоким забором задний дворик с двумя цветочными клумбами. Выход туда был из гостиной через большую, во всю стену, стеклянную скользящую дверь. Отодвигать её тёте было не под силу и мы старались держать её днём открытой.
Через неделю после прибытия тёти я, как обычно, утром попытался открыть для неё дверь во двор, но не смог. Ролик подвижной рамы раскрошился, она просела и заклинилась в направляющих. Я тянул её, дёргал, стучал, поддевал фомкой. Безрезультатно. Рама тяжеленная, стекло толстое. Было ясно: одному мне не поднять. Я позвонил сыну, он обещал прийти в воскресенье. Пришлось тёте выходить через переднюю дверь и огибать полдома, чтобы попасть на скамейку у клумб.

И вот она сидит в пятницу на любимой скамейке, дремлет, голова её чуть выше колен… И надо же такому случиться! Я, правда, слышал о многих подобных случаях, но стал свидетелем в первый раз. Совершенно бесшумно перелезает через забор во двор гоанна, обследует одну клумбу, другую, постоянно выпуская изо рта два тонких язычка-антенки, и направляется к скамейке. Я на минуту спокоен, зная, что, вычислив размеры тёти, гоанна не осмелится на неё напасть… А вдруг она ошибётся в расчётах! Что тогда? Надо тетю спасать! Бежать к ней через переднюю дверь? Поздно! Я колочу кулаками по стеклу. Кроме меня никто не слышит. Гоанна уже совсем близко, она вытягивает шею, её щупальца касаются тётиного носа. Тётя открывает глаза. Увидев страшного дракона, готового её проглотить, она издаёт душераздирающий вопль, от которого гоанна подпрыгивает, оторвав от земли все четыре лапы, стремительно ретируется к забору, взлетает на него и исчезает. А тётя, продолжая кричать, с обезумевшими глазами мчится (без палочки) к стеклянной двери, хватает ручку двумя руками и откатывает дверь, словно никакого заклинивания никогда и не было…

Так я, поражённый, первый раз получил фактическое доказательство существования чудес, которые люди совершают в состоянии сильного стресса.

Как бы там ни было, я свою тётушку стал побаиваться и никогда в её присутствии ни себе, ни другим не позволял шуток, начинающихся:
- Скажите, что общего между тётей и …
Памяти Герцена*
Наум Коржавин

Баллада об историческом недосыпе

(Жестокий романс по одноимённому произведению В. И. Ленина)

Любовь к Добру разбередила сердце им.
А Герцен спал, не ведая про зло...
Но декабристы разбудили Герцена.
Он недоспал. Отсюда всё пошло.

И, ошалев от их поступка дерзкого,
Он поднял страшный на весь мир трезвон.
Чем разбудил случайно Чернышевского,
Не зная сам, что этим сделал он.

А тот со сна, имея нервы слабые,
Стал к топору Россию призывать,-
Чем потревожил крепкий сон Желябова,
А тот Перовской не дал всласть поспать.

И захотелось тут же с кем-то драться им,
Идти в народ и не страшиться дыб.
Так началась в России конспирация:
Большое дело - долгий недосып.

Был царь убит, но мир не зажил заново.
Желябов пал, уснул несладким сном.
Но перед этим побудил Плеханова,
Чтоб тот пошел совсем другим путем.

Всё обойтись могло с теченьем времени.
В порядок мог втянуться русский быт...
Какая сука разбудила Ленина?
Кому мешало, что ребёнок спит?

На тот вопрос ответа нету точного.
Который год мы ищем зря его...
Три составные части - три источника
Не проясняют здесь нам ничего.

Да он и сам не знал, пожалуй, этого,
Хоть мести в нем запас не иссякал.
Хоть тот вопрос научно он исследовал,-
Лет пятьдесят виновного искал.

То в «Бунде», то в кадетах... Не найдутся ли
Хоть там следы. И в неудаче зол,
Он сразу всем устроил революцию,
Чтоб ни один от кары не ушел.

И с песней шли к Голгофам под знамёнами
Отцы за ним, - как в сладкое житьё...
Пусть нам простятся морды полусонные,
Мы дети тех, кто недоспал свое.

Мы спать хотим... И никуда не деться нам
От жажды сна и жажды всех судить...
Ах, декабристы!.. Не будите Герцена!..
Нельзя в России никого будить.

* Речь идет не о реальном Герцене, к которому автор относится с благоговением
и любовью, а только об его сегодняшней официальной репутации.
Ах, какой мужчина!
Тут у Крышкина жена уехала проведать свою маму на недельку в деревню. Остался Крышкин один. А когда женатый мужчина остается один, его начинают одолевать всякие разные мысли. Крышкин не мог отделаться от одной: «Почему бы мне не навестить нашу одинокую соседку Марью Ивановну? Скучно ей, наверное».

А она, эта Марья Ивановна, ничего себе женщине. Когда, бывало зайдет по соседству – за солью там, хлебушком, так порой взглянет, аж мурашки начинают бегать у Крышкина по всем щекотливым местам. Потом жена не раз говорила, что Марья Ивановна очень хвалит Крышкина. Так и говорит: «Какой замечательный у тебя муж. Не пьет, не гуляет, хозяйственный, симпатичный. Мне бы такого!»

Ну, разве можно мужьям передавать, что о них хорошего говорят соседки и подружки? Ну и значит, решился Крышкин, купил цветов, вина и пошел к Марье Ивановне под благовидным предлогом. Позвонил. Марья Ивановна дверь открыла, стоит перед ним в халатике, переминается с ноги на ногу. То одну коленку, покажет, то другую. У Крышкина аж в горле пересохло.
- Я, это… Хотел время узнать, - пролепетал он.

А Марья Ивановна посмотрела на букет цветов у Крышкина под мышкой, на бутылку вина, которую он держал перед собой как букет (все перепутал в последний момент от волнения), понимающе улыбнулась и нежно проворковала:
- У меня с собой нет часов. Проходите в дом, там посмотрим, сколько сейчас времени.

Вошли. Марья Ивановна забрала у Крышкина бутылку, поставила на стол, букет определила в вазу. Потом вышла из спальни с будильником и говорит:
- Ах, Григорий Федорович! Не скажу я вам, сколько сейчас времени. Будильник у меня сломался.

Крышкин, до этого стоявший с опущенными вдоль туловища руками и не знающий, что ему дальше говорить, как вести себя (ну, между нами, не ходок он был), аж вскинулся весь:
- Это мы мигом! У вас отвертка есть?.. Ладно, я свою принесу!

Убежал домой, принес набор инструментов, раскидал будильник, собрал его, и тот снова пошел.
- Принимайте работу, Марья Ивановна! Вот только надо бы точное время поставить. Включите телевизор, вот-вот новости должны начаться.

Марья Ивановна всплеснула руками:
- Ой, Григорий Федорович, сломался у меня телевизор! Хотела завтра мастера вызвать...
- Зачем нам чужой мастер? – напыжился Крышкин. – Мы сами мастера!

Разобрал он телевизор, собрал его, включил – работает! Включили они с Марьей Ивановой НТВ – как раз ночные новости идут, поставили на будильнике точное время. А Марья Ивановна, уже зевает, прикрыв прелестный рот ладошкой. И вежливо так говорит:
- Чаю не хотите, Григорий Федорович?
- А теперь можно и чаю. Или чего покрепче, - солидно отвечает ей, очень довольный собой, Крышкин. – Вот только руки помою…
И направился в ванную комнату.

- Ай! – спохватилась Марья Ивановна. – Осторожнее, Григорий Федорович. У меня только горячая вода идет, кран с холодной сломался. Давайте я вам лучше из чайника полью!
- Еще чего не хватало! – возмутился Крышкин. – Или я не мужчина? Сейчас починим.

Провозился он с краном долго. Но под утро таки отремонтировал. Кричит из ванной:
- Марья Ивановна, принимайте работу!

А в ответ – тишина. Вышел Крышкин в гостиную, и видит: спит Марья Ивановна на диване. Уютно так свернулась калачиком, кулачок подложила под розовую щеку, и посапывает, улыбаясь во сне.

Вздохнул Крышкин, на цыпочках вышел из квартиры Марьи Ивановны, и захлопнул за собой дверь.
А Марье Ивановне в это время снилось, что Крышкин ремонтирует ей квартиру.

- Ах, какой мужчина! – томно пролепетала она во сне и перевернулась на другой бочок…
Палец
Приходит Вовочка из школы домой, и все домочадцы замечают, что у парня постоянно остается оттопыренным указательный палец.
— Что такое, Вовочка? — обеспокоенно спросила его мама за обедом.

— Да, так, - беспечно махнул торчащим пальцем Вовочка. — На химии сегодня опыты проводили. Мне вот на палец капнула какая-то кислота, вот он и перестал гнуться.

— Так хорошенько помыть его надо, с мылом, — посоветовал отец. — Не поможет — могу бензина из гаража принести, он-то точно ототрет.

— Бесполезно, — сказал Вовочка, снова взявшись за ложку. — Уже мыл. Но учительница сказала, что само пройдет. Через неделю.

Ну, все на этом успокоились. Но только не дед. После обеда он зазвал внука к себе в комнату.
— Слушай, а ты не можешь мне немного этой кислоты принести из школы? — попросил он.
— А зачем тебе? — удивился Вовочка.

— Ну… мне в «Запорожце» надо один шланг в моторе смазать… чтобы не провисал… — туманно ответил дед.
— Да ты скажи отцу, он тебе иномарку нормальную купит, — посоветовал Вовочка.

— Не, внучек, я свой «запор» ни на что не променяю, — помотал головой дед. — Ну так что, принесешь, эту кислоту-то из школы? А я тебе за это две… нет, три тыщи дам!
— Да? Принесу, конечно!

И принес, уже на следующий день. А наутро дед протягивает внуку пятерку.
— Ты же три штуки обещал, дед! — удивился и обрадовался Вовочка.
— А еще две тыщи тебе от бабушки, — подмигнув внуку, сказал дед. — За то, что так внимателен к просьбам старшего поколения!
Не просыхал...
— Ну, рассказывай, как провел отпуск?
— Да практически не просыхал!
— Ух ты! Сейчас болеешь, наверное?
— Наоборот! Я ж говорю — не просыхал! С утра — в море, потом в грязь, только отмылся — тебя уже минеральная ванна ждет. И так каждый день. В Крыму я отдыхал, в санатории…
Мамаево побоище
Сначала-то все нормально было. Ну, выпили, закусили, поговорили. Опять выпили… А много ли старым людям надо? Да, я не сказал, что эта история случилась между супругами Петром Ивановичем и Марьей Петровной Мамаевыми и Семеном Опанасовичем и Оксаной Тарасовной Вытриносами.

А на четверых им было почти триста лет. Но это не мешало им регулярно отмечать все церковные праздники, красные дни календаря, а также международные даты. В общем, недели не проходило, чтобы они не собирались за столом. Вот такие это были веселые соседи. А в тот раз все видные праздники уже кончились, и они решили отметить день независимости этой, как ее… Гваделупы, что ли? Ну, вот не было больше ничего приличного в календаре, а душа у стариков веселья просила.

Ну, вот выпили они, уже по третьей. И тут Петр Иванович Мамаев как-то неудачно пошутил над свой супружницей. Пожилой склеротичкой ее назвал. Марья Петровна вспылила:
— А ты на себя давно в зеркало смотрел? Ты же на лысого шарпея похож!
Петр Иванович в долгу не остался, обозвал жену старой коровой без вымени. Что тут началось!
— Это я корова? — кричит Марья Петровна, хватает со стола тарелку с салатом и как запустит в голову Петра Ивановича! Да промазала, весь салат оказался на голове Семена Опанасовича Вытриноса. А Петру Ивановичу только немного майонеза досталось. Семен Опанасович ошалел, лишь ртом зевает и горошек из ушей выковыривает.

— Что вы делаете, также нельзя! — всплеснула руками Оксана Тарасовна.
— Еще как можно! — свирепо сказал Петр Иванович и сдернул со стола скатерть. Вся выпивка и закуска оказались на полу.
— А, вон ты как! — крикнула в свою очередь Марья Петровна. Приковыляла к стенке и смахнула с полки фарфоровый сервиз. Черепки весело запрыгали по полу.

— Это уже чересчур, перестаньте, сервис — он ведь денег стоит! - попытался было пресечь разгром Семен Опанасович, стряхнув с ушей остатки оливье.
— Не твое дело, — огрызнулся Петр Иванович, азартно целясь тростью в хрустальную люстру. — Еще наживем. А вы бы шли домой, мы тут как-нибудь сами разберемся.

Он таки попал в люстру. Она жалобно зазвенела, осыпаясь хрустальными лепестками.
— А мы где находимся? — взвизгнула Оксана Тарасовна. — Сэмен, да скажи ж ты им.
— Да уж, шли бы вы сами домой, люди недобрые, — сказал Семен Опанасович, печально озирая мамаево побоище. — А на сколько вы нам тут набили, завтра посчитаем.

— Так это мы у вас сидим сегодня, а не у нас? — изумилась Марья Петровна.
— Ну, разве я не был прав? — обрадовался Петр Иванович. — Склеротичка ты и есть!
— А сам что, не видел, где находишься? — набросилась на него Оксана Тарасовна.
— Да хотя бы и видел, так что с того? — вступился вдруг за соседа Семен Опанасович. — Сама же знаешь: стенка у них такая же, как наша, вместе же6 брали в семьдесят пятом годе. Да и в стенке то же самое. Люстра — и та из одного завоза…

— Верно, — вступила в разговор остывшая Марья Петровна. — А когда чешские сервизы завезли в восемьдесят первом, мы же с тобой, Оксана, по очереди стояли в очереди целую неделю. Помнишь? У меня ведь точно такой же стоит дома. Ну, хочешь, я его тебе сейчас же принесу?

— Нет, лучше пошли к нам, — предложил Петр Иванович. — Досидим уж у нас, чтобы им там хорошо жилось, гваделупцам этим. А там как получится.
— А оливье у вас есть? — хитро прищурившись, спросил Семен Опанасович. — Тогда пошли…
Долг
— Здорово, Митрохин! Как я тебя рад видеть!

— Здравствуй, Петрович. Я тоже… Ну, я пошел. Некогда мне.

— Постой, ты это куда, Митрохин? Когда долг отдашь?

— Какой еще долг, когда такие дела вокруг творятся!

— А что случилось?

— Ты что, телевизор не смотришь, газет не читаешь?

— Телевизор сломался у меня, Митрохин, надо его в починку сдать, а у меня денег нет. И газеты покупать не на что. Так когда долг вернешь? Уже второй год пошел, как ты мне полторы тыщи рублей отдать не можешь. Или не хочешь?

— Да погоди ты. Рассказываю: в Турции опять переворот. А в Таллинне Бронзовый солдат вернулся на место. Своим ходом, да еще по дороге разогнал демонстрацию бывших эсесовцев и развалил мэрию. Представляешь?

— Да что ты!

— Это еще что! Корейцы, которые северные, объединились, наконец, с южными и решили построить огроменную ракету. Чтобы сообща колонизировать созвездие Гончих Псов. Мало им, понимаешь, земной собачатины.

— Да ну?

— Ну да!

— Что творится! А мне все как-то некогда за всем этим следить. Все вкалываю, чтобы бабок побольше заработать… А тут, понимаешь, такие дела!

— Кстати, Петрович, не займешь еще рубликов пятьсот? Для ровного счета. Я тебе тогда сразу две тыщи отдам. Это ведь больше, чем полторы…

— И то верно, больше… На, Митрохин. Постой, а когда отдашь?..
Брежнев отдыхает!...
"А медалЕй на ём... земля не дёржит! Токо если на лыжах" (М. Евдокимов)

Шекспир и Сервантес
Четыреста лет назад католическая Испания жила по грегорианскому календарю, а протестантская Англия – по юлианскому. Дотошные энциклопедисты, досконально разобравшись в разных календарях, установили, что великий Сервантес и великий Шекспир умерли в 1616 году в один и то же день - 23 апреля. Словно ни один из них не хотел покидать этот мир без другого.

Два гения жили и творили в одно и то же время! Несомненно, каждый из них знал о существовании другого. Но встречались ли они ? Этого никто не знает! Скорее всего, они однажды назначили встречу, чтобы побеседовать за кружкой пива, но из-за путаницы в календарях разминулись во времени.

Во всяком случае, вы, наверное, слышали такую историю о двух мёртвых европейцах, которые на рубеже семнадцатого века зашли в бар. И один из них говорит:
- Давай выпьем и создадим новую литературу!
Второй:
- Давай! Только платит лучший писатель из нас двоих!
Первый:
- Как мы узнаем, кто из нас лучший?
Второй:
- Я слышал, что хорошие писатели умирают молодыми. Кто умер первым, тот и лучший!
САЛАТ
Городок Окато, Новая Зеландия. Придорожный трактир.

- Зайдём, перекусим, - предлагаю я.
- Зайдём. Только сегодня ничего мясного и алкогольного!

Заходим. Приятное помещение, уютный камин.


Такое чувство, что здесь в обслуживание также входит появление сказочника, который поведает нам местные истории за трапезой.

- Что будем есть? – спрашивает официант.
- Салат, – отвечает моя спутница.
- Что будем пить? – спрашивает официант.
- Зелёный чай, - отвечает моя спутница.

Пока готовится салат и заваривается чай, я подхожу к камину прочесть, что на нём написано справа вверху.


Там две стрелки, указывающие, где стоит АЛКОГОЛЬ, а под ними текст:
ПОТОМУ ЧТО НИ ОДНОЙ ВЕЛИКОЙ ИСТОРИИ ЕЩЁ НЕ НАЧИНАЛОСЬ С ТЕМИ, КТО КУШАЕТ САЛАТ.
Стоматология
Записываю за соседом Петровичем. Скоро «Стоматологию» издам…
Мигрант
Мигрант Обама на строительство барака в России для других американских беженцев...
Кошмар
- Не поверишь, Анечка, но на меня вчера напал сексуальный маньяк!
- Да ты что? Ну, ну, рассказывай.
- Зашел за мой в лифт, нажал кнопку «Стоп», и так быстро сорвал с меня одежду, что я и опомниться не успела, как оказалась перед ним голой, представляешь?
- Кошмар!
- А ты-то откуда ты знаешь, что он именно так и сказал?..
Вчера на сайте издательства "Союза писателей"

Как раз подгадали к Дню смеха! В том смысле, что не подшутили, а выставили мою веселую книжку "С улыбкой о любви" не только в интернет-магазине, а и в книжном салоне издательства СП!
http://soyuz-pisatelei.ru/news/2016-03-31-1504
Всем Весёлого и Радостного Первого Апреля
Наконец, наша продолжительная поездка по Новой Зеландии закончилась. Мы вернулись в последний день марта и, ещё не оклемавшись от всяких удивительностей, случившихся с нами в пути, были поражены утренними новостями по домашнему телевизору.

Одна из сиднейских компаний, пекущих разного сорта пиццы по заказу, рекламировала свою новую особую продукцию, которую она будет доставлять в съедобных коробках.

Мы, естественно, тут же заказали.
Ели всё с удовольствием, которое усиливалось добрым предвкушением: нам не нужно будет ломать голову, как уложить квадратную картонную коробку в круглое мусорное ведро.

Отведав новинку, разошлись проверять почту. Через три минуты Лара вбегает, возбуждённая, в мою комнату:
- Ты помнишь ту гигантскую корову, которую ты фотографировал в новозеландском городке Хавера?
- Конечно, она и сейчас стоит перед глазами.

- Так вот, наши новые друзья сообщают, что она родила сегодня телёнка!
Роман Карцев в Красноярске
Я обожал их дуэт – Романа Карцева и Виктора Ильченко. Большой и маленький, медлительный и шустрый, блондин и шатен – как будто полная противоположность друг другу. Но как они «срастались» во время исполнения своих легендарных юмористических номеров! Зрители с восхищением могли наблюдать как перехлестывались и свивались в чудную искрометную вязь их артистические и комические дарования, порождая уморительные мини-спектакли!

Но увы, уже четверть века как нет у маленького Карцева его большого друга и соратника Ильченко. И Роман Карцев сейчас сам продолжает сценическую жизнь. Одного его таланта и неповторимых юмористических текстов Михаила Жванецкого (на которых и базировался многие годы славный дуэт Карцев-Ильченко), а с недавнего прошлого и своих, хватает, чтобы по-прежнему привлекать к себе внимание благодарного слушателя, да и зрителя – ведь Роман Карцев сыграл в 13 художественных фильмах!

Вот и вчерашний визит знаменитого артиста в Красноярск собрал под сводами Большого концертного зала практически полный зал – свыше тысячи зрителей, в том числе и нас со Светланой. Мы давние поклонники дара Романа Карцева и с большим удовольствием слушали в тот вечер монологи, скетчи артиста о его творческом пути, о его соратниках – Ильченко, Жванецком, об Одессе и одесситах, то и дело прерываемых дружным хохотом и аплодисментами, порой бурными.

Мастеру юмористического жанра, кстати, 20 мая исполнится 76 лет, но он еще вполне в форме, выглядит вполне бодро и как всегда – весел, что по достоинству было оценено благодарными красноярскими зрителям. Закончился почти трехчасовой концерт Карцева, по многочисленным просьбам красноярцев, легендарным миниатюрным моноспектаклем (М. Жванецкий) «Собрание на ликеро-водочном заводе»…






Концерт вот-вот начнется...







Ба - знакомые лица! Это же наши земляки-эвенкийцы, медики Туринской окружной, а затем районной больницы с большим стажем работы на Севере супруги Версенёвы Алексей Алексеевич и Любовь Александровна!


В антракте продавались книги Романа Карцева (их у него уже две) - с воспоминаниями, с его юморесками...

И с его автографом!
Вот такой плюс!
Опять угодил в больницу. На этот раз - "Что-то там в носу..." Одно утешает - никогда не выхожу из больничных стен с пустыми руками.

В этот раз развеселила процедурная медсестра (маленькая, толстенькая, с таким оттопыренным задом, что на нем можно ехать. Если, конечно, позволят -сестра очень боевая и горластая. Ее трубный призыв: "На уколы!" по утрам скидывает с постелей даже лежачих больных.

Стоим в очереди под дверью процедурной. На укол проходит худенькая пожилая женщина.
- Снять штаны, стать к кушетке! - командует медсестра. Дверь полуоткрыта и все слышно.

- А? - переспрашивает бабуля. - К кушетке, говорю! - громче повторяет сестра. И уже орет: - Да не так! К лесу передом, ко мне задом!!!

Очередь хохочет. Наверное, надо бы осудить эту бесцеремонность медсестры. Но понимаешь,что это - всего лишь профессиональный цинизм, которым буквально пропитана наша бесплатная медицина и который чаще веселит больных, чем расстраивает. А это уже, какой-никакой, а плюс!
"Чтобы ты лопнула, зараза!.."
Зазвонил телефон. Марья Петровна сняла трубку:
— Але, говорите!

— Здравствуй, Марьюшка, — сказала трубка чьим-то знакомым голосом. — И прости меня за все.

— Погоди, это ты что ли, Николаевна? Ну, здравствуй, кума! А за что мне тебя прощать? — удивилась Марья Ивановна.

— Ну как… Сегодня же это… Прощеное воскресенье, — напомнила Варвара Николаевна своей родственнице. — Полагается всем прощать и у всех просить прощения. Так что прости меня. И сама попроси у меня прощения!

— Здрасьте! — сказала Марья Петровна. — А если я тебе ничего худого не делала? Да и с твоей стороны пакости никакой не припомню. За что же нам прощать друг друга? Если мы и видимся-то с тобой раз-другой в год…

— Ну, мало ли, — уклончиво сказала Варвара Николаевна. — Нет безгрешных людей. Если припомнить, так и между нами не всегда все ладно бывает…

— Да ну тебя! — начала терять терпение Марья Петровна. — Звонишь раз в год, да и то с разными глупостями. Нечего мне тебе прощать, успокойся. И у меня на тебя нет никакой обиды.

— Ну, а если все же хорошенько припомнить? — настырно стояла на своем Варвара Николаевна.

— Да нечего нам вспоминать! — отрезала Марья Петровна. И только хотела положить трубку, как кума ее озадачила:
— А два года назад кто на дне рождения братца твоего троюродного, Альберта Ивановича, чтобы ему хорошо жилось, сказал про меня, что я корова глупая?

— Корова? Глупая? — как бы удивилась Марья Петровна, потому что тут же вспомнила: да, было дело, обозвала она в сердцах так свою куму, хотя той на этом самом дне рождения и не было вовсе. Значит, нашлись добрые люди, довели до сведения Варвары Николаевны. — Хотя что-то припоминаю. Так ведь было за что, кумушка, было!

— Например? — насторожилась Варвара Николаевна.

— А почему ты раззвонила на всех углах, что я сына своего откосила от армии, выдав его за психа?

— А разве не так?

— А хотя бы и так, твое какое собачье дело? — разозлилась Марья Петровна.

— Ах, так я у тебя уже и собака? Тогда ты… тогда ты...

— Ну, ну!

— Ж-жаба!

— А ты коза драная, и муж твой козел!

— А ты, а ты… Да чтобы тебе лопнуть, зараза!

И родственницы одновременно так хряпнули трубками об аппараты, что те и в самом деле лопнули…
Памятка нам, мужикам
Мне ль учить вас, мужики,
Как на свете этом жить?
Можно, просто я напомню
Правил свод, почти церковный?

Хочешь зло сорвать на ком –
Долбанись об стену лбом!
Зло немедленно пройдет,
Ну, а шишка заживет!

Коль ругаться любишь матом –
В своей хате, на работе,
Твое место - на болоте,
Вот сиди там, гад, и квакай!

Ревность тебя точит, гложет?
Тут одно лишь, друг, поможет:
Если любишь – значит, верь.
А не любишь – вона, дверь!

Жадность если обуяла
И тебе все мало, мало!..
Знай, в могилу коль сойдешь,
Хрен с собой чего возьмешь!

Если ж зависть вдруг прижмет,
Жить спокойно не дает,
Знай, что каждому – своё.
Не завидуй, ё моё!

В долг залез, вернуть же жаль,
Не мужик тогда ты, - шваль.
Помни, Коля, Тофик, Вася –
Платежом всегда долг красен!

Коль поссорился с женой,
Самой милой и родной,
Хоть не прав, но извинись,
Так диктует сама жизнь.

Любишь пить ты и курить?
Прекращай-ка, брат, дурить.
Потому как, твою мать,
Можешь утром ты не встать!

Или встанешь, но не весь…
Вот такая будет весть
«Радостная» для супруги:
«Потерял я, Мань, напругу…»

На жену кулак поднял –
Ты тогда ей не родня,
Собирай-ка чемодан
И вали ко всем…
(ну, сам знаешь куда)

Ну, ушел, и хрен с тобой,
Только помни, дорогой:
Коль зажмешь ты алименты
Нарожденным тобой детям
За тобой придут моментом.
Кто, кто… Да кое –кто,
С исполнительным листом!

Ну, пока на этом всё,
До свиданья вам, мусьё!
Не дурите, не грешите,
С чистой совестью живите!