Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Рафаил Вагабов. Память сердца

29 сентября 2015
Раздел: Событие
Просмотров: 3534
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Рафаил Вагабов. Память сердца
29 сентября 2015
Раздел: Событие
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 3534
Поделиться:

С памятного 1994 года «Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест» (ранее он назывался «В честь Аллы Шелест») стал на долгие годы неотъемлемой частью культурной жизни Самары. Все они разные, полны необыкновенных событий, каждый самобытен, неповторим. Неизменной оставалось одно: теплота и радужный прием публики, праздничная атмосфера на сцене и в зале, неоценимое значение самих фестивалей. И неизменной осталась Светлана Хумарьян, верная своему кумиру и идее, несущей память о ней. Каждый фестиваль – это не только блеск интеллекта, но это еще и биение любящего сердца. В зрительном зале неизменный аншлаг, на сцене торжество звезд Мариинского и Большого театров, лучших сил страны. Правда, нынче их имена поглотило забвение, им на смену пришли другие, не менее яркие таланты, они поддерживают интерес к фестивалю, дарят ему новую жизнь…

Алла Шелест полюбила свои фестивали, жила ими. Всю неделю каждый день репетиции с актерами, каждый вечер представительство в театре, встречи, беседы, съемки телевидения, автографы…

Однажды в антракте Светлана Петровна пришла за кулисы и говорит нам:

– Там к Алле Яковлевне очередь за автографами.

– Ну, вот, – отвечаю ей шуткой, – а говорят, в стране ликвидировали очереди…

После питерского затворничества Алла уставала от подобного напряжения, но усталость была радостной, несла удовлетворение.

Так вот, через год после того памятного «Вечера» мы вновь в Самаре. Вылетели и прилетели точно по расписанию, даже удивительно! В отличие от прошлого года, нынче Самара встретила нас октябрьским холодом и дождем. Все равно красиво!

Светлана Петровна открывала фестиваль словом об Алле Шелест, о ее величии как балерины, педагога, личности, о ее деятельности в Самаре. И когда затем директор театра

А. Сибирцев ввел Аллу в артистическую ложу, зрители один за другим, аплодируя, стали подниматься с кресел.

В тот день давали «Спящую красавицу». Аврору танцевала Ирина Чистякова из Мариинского театра (в последний момент не смогли приехать балериныГАБТа Надежда Грачева и Нина Семизорова). В первом акте балерина внутренне зажалась, видно, что роль не сделана. Второй (местный вариант редакции Константина Сергеева) она все время смотрела за кулисы, там Валентина Пономаренко показывала ей, куда идти и что делать. На долю Чистяковой в том фестивале пала большая нагрузка, которую, надо сказать, она выдержала с честью. После Авроры танцевала Гамзатти в «Баядерке» (в этом же спектакле срочно заменила заболевшую Пономаренко-Никию в «акте теней», так что за вечер – два труднейших Grand pas!), затем Жизель и в довершение на заключительном концерте Pas de deux из «Дон Кихота». Такой разнообразной я ее не знал, а в последнем Pas de deux она превзошла себя – такой блистательной я ее не помнил! Непосредственна, артистична, легка – кажется, натанцевалась вволю!

После концерта Алла пошла за кулисы, поздравить Чистякову.

– Алла Яковлевна, я наконец успокоилась, почувствовала сцену, себя на сцене…

Воспоминания не закажешь, не нафантазируешь, поэтому пишу о том, что когда-то успел зафиксировать на бумаге по свежим следам, о том, что помню… Ох, шаткая она, эта память, капризная…

На радость Алле фестиваль шел по восходящей. Открывала «Спящей красавицей» упомянутая Ирина Чистякова из Петербурга, закрывали «Лебединым озером» москвичи Светлана Смирнова и Александр Ветров, а завершал фестиваль… Нет, об этом отдельно.

Валентина Николаевна Пономаренко после того, как из театра ушел Игорь Чернышев, взялась за руководство балетом, продолжая выходить на сцену.

– На уроке, пока занимаюсь, чувствую себя, – говорит она мне, – а дальше как во сне.

Я поздравил ее с назначением, она в своем духе мне в ответ:

– Все поздравляют – хоть бы кто выразил соболезнование!

За два дня до закрытия фестиваля просит:

– Рафаил Юсуфович, Алле Яковлевне выходить на сцену – надо придумать финал. Может, станцевать «Лебедя» Фокина? Алла Яковлевна показала нам его с Ольгой Гимадеевой.

– После «Лебединого озера»?

– Ну и что? Я в костюме Лебедя…

– Надо подумать…

Идея мне так понравилась, что я ночь пролежал в кровати, не шелохнувшись, не сомкнув глаз. На меня нашло вдохновение, сравнимое с потрясением, и к утру поклон Алле на музыку Сен-Санса готов, продуманный до мельчайших подробностей. Утром же вызвали на репетицию нужное мне количество балерин, я показал свой замысел. Хореографию Фокина сохранил, только усложнил композиционно, довел до середины миниатюры, а затем…

Кончилось «Лебединое озеро». Сразу же обмолвлюсь: Смирнова и Ветров – пара изумительная, они покорили всех тонким лиризмом, проникновенным танцем. Зал в раже не отпускал их со сцены. Пока они, счастливые, переживали на сцене успех, Валентина и Ольга незаметно отошли к заднику и встали с обеих сторон позади кордебалета лебедей – это знак мне. Я поднимаю Аллу с кресла и вывожу из артистической ложи – это знак Смирновой и Ветрову. Москвичи уходят со сцены – знак дирижеру. Тихо звучит вступление к «Умирающему лебедю» Сен-Санса – кордебалет убегает в кулисы, на сцене остаются две балерины, две ученицы Аллы Шелест, некогда приехавшие по ее зову и расцветшие в Самаре, два чудесных лебедя, тихо плывущих к середине сцены навстречу друг другу.

Зал замер, повисла немыслимая после оваций тишина. Неожиданно к двум хрупким фигурам примыкают еще четыре, вторя их танцу. Эмоциональное напряжение нарастает, когда сцену заполняют еще двенадцать лебедей. Закружившись, пройдя через сложный рисунок, они образовали коридор и замерли. На самую кульминацию музыкального звучания в этот коридор вошла Алла Шелест, прошла немного вперед и сделала свой незабываемый реверанс. Зал взорвался овациями и совершенно немыслимыми криками восторга, заглушившими музыкальный финал. На многих лицах появились слезы умиления, даже Светлана Петровна прослезилась: этот поклон, этот «реверанс этуали», как она его называла и который с вожделением ждала, завершил фестиваль на его вершине.

На сей раз газета «Мариинский театр» не осталась в стороне, вот что писала о фестивале Ольга Федорченко: «Фестиваль классического танца «В честь Аллы Шелест» для самарцев – дань уважения и благодарности выдающейся личности… Воплотить эту идею в жизнь сумела глава Управления культуры Самарской области Светлана Хумарьян… «Алла Яковлевна Шелест, – говорит Светлана Петровна, – явление в искусстве особое. Где она – там особая трепетность, там царит атмосфера взволнованности и приподнятости»… Программу фестиваля составили классические балеты, в которых когда-то блистала Алла Шелест…

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!