Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Красное знамя председателя. К портрету Николая Гавриловича Медведева

18 февраля 2020
Просмотров: 1684
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Красное знамя председателя. К портрету Николая Гавриловича Медведева
18 февраля 2020
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 1684
Поделиться:

«Трудно живётся сейчас простому сельчанину. Помочь ему во всём - наша задача».
Николай Медведев, конец 1990-х

Мне всегда импонировали люди, которые не ломаются в эпоху перемен. Сколько перевидали мы «красных директоров», что, заласканные властью, послушно перекрасившись, яростно банкротили бывшие свои колхозы-миллионеры, разоряя земляков…

Но были и есть те, у кого и земля скуднее, и погода не ахти, но их именитые, нет – именные – хозяйства, чем дальше, тем крепче.

А слово «колхоз» им не помеха, а талисман! Или короче – «крепость».

Есть такая крепость в Кинельском районе…

Крепость – слобода – колхоз

В 1736 году Сенат Российской империи порешил проложить укрепленную линию оборонительных крепостей по реке Самаре – Самарскую дистанцию. К ее возведению привлекли знаменитых мужей отечественной науки Ивана Кирилова и Василия Татищева.

Опорным «орешком» Линии стала Красносамарская крепость, а неподалеку от нее в 1743 году возникла Мочинская слобода, которую заполнили переселенцы и беженцы из центральных губерний России и малороссийских земель. При благоприятном во всех отношениях военном положении Мочинская местность все годы имела отталкивающий сельскохозяйственный рейтинг: лесостепь, переходящая в полупустыню, мертвая почва да еще кинжальный разрыв путей сообщения по имени река Самара...

Передюжив свирепую Пугачевщину и пожар обеих революций 1917 года, село Моча (позже Красносамарское) в 1929 году обросло 3 колхозами: Имени Первого мая, Имени Куйбышева и Имени Степана Разина, вкусившими все «прелести» кулачества и коллективизации.

Понятно, что на бесплодных землях ни рая, ни оазиса не намолишь… Тогда постановили в 1950 году все три колхоза объединить в один – имени Куйбышева. И это не спасло…

Вот как писала в своей первой исследовательской работе про дедушку Николая Гавриловича девятиклассница Катя Медведева: «В колхозе имени Куйбышева было тогда тяжелое время. Животные (коровы, овцы) падали от голода – не было кормов. Плохие условия труда и жизни. Коровники и овчарни стояли ветхие с прохудившимися крышами. Колхозники работали по колено в грязи, все работы приходилось делать вручную. В селе не было водопровода, газа и ни одной дороги с твердым покрытием. Старая школа, которая располагалась в бывшем церковном доме, не вмещала деревенских ребятишек».

Крепость, свобода и коллективизм – не эти ли три исторически обусловленных фактора сформировали характер человека, который превратил «кинельскую полупустыню» в цветущий оазис, остающийся таковым после всех незабвенных «перестроек и реформ»? Тут, кажется, все и сошлось по-богатырски, даже фамилия: Медведев.

Крутая фамилия Медведев

Все изменилось в 1971 году, когда Кинельский райком КПСС направил в самый отстающий колхоз 32-летнего Николая Медведева, который с 1963 по 1970 годы работал главным зоотехником УЧХОЗа «Кинельский».

Бывший токарь авиазавода и выпускник Куйбышевского сельскохозяйственного института для колхозников был чужаком… до первого рукопожатия.

Валентин Григорьев, известный самарский животновод:

– Я стал студентом зоотехнического факультета, а заодно меня, как кандидата в члены партии, направили в годичную школу подготовки руководящих кадров колхозов и совхозов при сельскохозяйственном институте. Главный зоотехник учебного хозяйства Николай Гаврилович Медведев предложил мне стать заведующим молочным пунктом, и я ответил согласием. График работы оказался очень плотным. На фермах трехкратная дойка была организована, надо в пять утра вставать, в семь часов уже молоко привозили, в обед, в два часа, и вечером, почти в десять. Летом до 13 тонн молока в сутки через молочный пункт проходило.

Таков был «режим Медведева». И для колхоза имени Куйбышева подобный график трудового дня стал нормой. Но норма эта еще при Советах обернулась «вывеской»: образцовый колхоз. И она же, несмотря на все бури, катаклизмы и смены общественных формаций, не меняет сути вот уже полвека! Суть же такого чуда в том, что председатель не изменил своему коллективу, остался Хозяином земли.

«Николай Гаврилович начал свою деятельность с восстановления животноводческого комплекса, – продолжает Катя Медведева. – Были введены новые стандарты для крупного рогатого скота, налажен процесс заготовки кормов, постепенно автоматизировался труд рабочих.

Налаживалась работа и в растениеводстве».

Колхоз ежегодно обзаводился новыми тракторами, комбайнами, увеличивал намолот зерна. Соответственно построили зернохранилище.

Буквально ради каждой новой единицы техники Медведев курсировал между колхозом и областным управлением сельского хозяйства, доказывал, выбивал. А то вдруг махнет в столицу, чтобы столковаться с министром сельского хозяйства. Таких председателей нам показывали в «производственных фильмах» советского кино. Медведев таким был в жизни!

Как говорится, «медвежья хватка»!

И скоро Красносамарское было не узнать. 1972 год – новая двухэтажная школа. 1975 – центральный водопровод с артезианской водой для каждого дома. 1978 – газопровод. А сколько возводилось жилья! Три новых улицы с коттеджами на два и четыре хозяина, шесть 2-этажных 18-квартирных домов... Всего не перечислить. Благосостояние колхозников вызывало порой зависть у горожан: почти в каждом дворе свой автомобиль, мотоцикл или трактор. Понятно, что люди не бежали из деревни: руками и зубами цеплялись за работу!

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!