Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Петр Моисеенко: «Моя жизнь переплетается с историей страны»

16 мая 2019
Просмотров: 2906
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Петр Моисеенко: «Моя жизнь переплетается с историей страны»
16 мая 2019
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 2906
Поделиться:

Инженер-конструктор, рационализатор, преподаватель, музейщик и писатель: про таких людей, как директор народного музея «История завода» ордена Красной Звезды ПАО «Салют» Петр Леонтьевич Моисеенко, говорят: масштабная личность. В поселке Мехзавод его считают легендой местного краеведения. На родном предприятии, где ветеран трудится 65 лет, гордятся уникальным сотрудником, 41 год он посвятил музейному делу. В этом году 1 апреля трудовой коллектив поздравил Петра Леонтьевича с 85-летием. Сам юбиляр годы не считает, своей физической формой даст фору молодым. Как и прежде, каждое утро взлетает на четвертый этаж, где находится музей, бодр, полон энергии и планов, а самое главное, продолжает нести высокую миссию – сохраняет историческую память и передает ее новому поколению.

Собиратель и хранитель древностей

Петра Леонтьевича всегда увлекали изучение прошлого, история родного края. Любопытство, пытливость, искренний интерес к жизни и людям – его главные черты характера. С 1950-х годов он начал собирать материалы об истории поселка Мехзавод, его выдающихся жителях. В поисках артефактов исходил немало дорог в округе, встречался с местными старожилами и записывал их рассказы, общался с известными краеведами. Он четыре года не вылезал из Государственного архива и областной библиотеки им. В.И. Ленина, где штудировал старую прессу, добытые сведения записывал в дневник. Этот «багаж» пригодился при создании музея «История завода». Но его жизнь не менее интересная и насыщенная. В ней, как в зеркале, отражается история нашей страны.

«Петро–подскребыш»

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Я родился в 1934 году, в селе Терновка Сталинградской области. В семье нас было пять детей – четыре дочери: Татьяна, Анна, Надежда и Ольга и сын. Мама называла меня «Петром-подскребышем» как самого младшего. В отличие от старших сестер, которые пошли высокими и стройными в батю, я был небольшого росточка, зато выносливый и спортивный.

В 1938 году отца Петра Леонтия Семеновича, коммуниста с 1927 года, вызвали в Москву и направили на Чукотку, Крайний Север, как представителя Советской власти. Условия жизни и работы там были суровые. Температура зимой минус 50-55 градусов. Кроме оленьих стойбищ в округе ничего не было. Отцу, который собирал данные о местной жизни, чтобы добраться от одного стойбища до другого, приходилось преодолевать не менее ста километров. В 1940 году ему разрешили привезти на Чукотку семью. Мать взяла с собой Петю и двух младших дочек: Надю и Ольгу. На Чукотку они добирались по морю. От этого путешествия остались яркие воспоминания.

Сойдя на берег в бухте Провидения (Анадырский залив), семья Моисеенко отправилась в глубь полуострова в поселок Марково, расположенный в верховье реки Анадырь. Это удивительно красивый и богатый край, где тундра переходит в тайгу. Здесь обитает видимо-невидимо разной живности. В сезон путины лососевая рыба-кета, горбуша – лавиной идет на нерест из Тихого океана по Анадырю… В Марково они встретили известие о начале Великой Отечественной войны.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Это время очень хорошо помню, я пошел в 1–й класс. Мы с одноклассниками отправляли посылки на фронт. Наши матери шили для воинов рукавицы, перчатки, тапочки. Еще с отцом мы охотились на разных зверей. В четвертом классе он подарил мне охотничье ружье 16-го калибра, и я стал заправским охотником. У меня был настоящий охотничий билет, по которому получал боеприпасы, охотничья книжка, где ставились отметки о сданной на базу пушнине. В 6-7-ом классе я даже был председателем школьного Общества охотников. В моей охотничьей книжке значились чернобурки, песцы, зайцы, но особый интерес у меня вызывали горностаи, мех которых считается королевским. Вся пушнина во время войны шла на пошив теплой одежды для военных, в фонд обороны.

О своей крошечной поселковой школе, где в классах было по четыре–семь детей, Петр Леонтьевич говорит с особой теплотой. В ней он учился с перерывом с первого по седьмой классы.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Я очень благодарен своей первой школе. Именно там мне привили такие качества, как дисциплинированность, ответственность, организованность. Нас в классе было мало, и учителя спрашивали домашние задания каждый день. Привычка готовиться к каждому уроку с тех пор сохранилась у меня на всю жизнь.

Секретная трасса «АлСиб», Уэлькаль–Красноярск

Здесь на Чукотке 8-летний Петр стал свидетелем и участником исторического события. В 1942-1943 годы в рамках соглашения между сторонами антигитлеровской коалиции из Америки через Чукотку в глубь страны гнали военную технику, так называемый «Ленд-лиз». Для дозаправки самолетов и для того, чтобы летный состав мог отдохнуть, советское руководство распорядилось в срочном порядке построить по маршруту несколько аэродромов. Местом для строительства первого аэродрома был выбран участок рядом с поселком Уэлькаль, расположенным на берегу залива Креста в Беринговом море.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Весной 1942 года всех трудоспособных жителей поселка Марково и чукчей из стойбищ собрали на строительную площадку аэродрома. Сюда же прибыли и солдаты. Строить предстояло на вечной мерзлоте тундры. Она представляет собой ледник, покрытый небольшим слоем мха и карликовыми северными березками. Деревья высотой не больше двух метров, а вот корни у них порой достигают четырех метров и растут не вглубь, так как там сплошной лед, а вширь, прячась под слоем мха. По технологии березки необходимо было выкорчевывать вручную, чтобы не обрушить моховую подушку, тогда обнаженный лед начнет таять. Одному человеку такая работа была не под силу, поэтому создавали бригады по несколько человек. Отец брал меня с собой, и я, ученик 2-го класса, как мог, помогал ему, упираясь изо всех сил. В результате мы оба получили одну болезнь: у нас свело сухожилия на руках, только у меня на одной – левой руке, а у отца – на обеих.

Мальчишкой он видел, как на аэродром прибывали истребители «Аэрокобры» (на таком самолете воевал Александр Покрышкин), средние и тяжелые бомбардировщики «Бостоны» и «Летающие крепости». Не все летчики долетали до места, разбивались. Слишком велики были напряжение людей, интенсивность движения. В тайге и тундре можно было видеть следы катастроф – торчащий из земли хвост самолета.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!