Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Самарская судьба Алексея Маресьева

7 ноября 2020
Просмотров: 519
Рейтинг: +2
Голосов: 2

Поделиться:
Самарская судьба Алексея Маресьева
7 ноября 2020
Рейтинг: +2
Голосов: 2

Просмотров: 519
Поделиться:

С 3 по 13 сентября 2020 года, в честь юбилейного года Великой Победы, главная площадь Самары – площадь Куйбышева – превратилась в нечто необыкновенное. Фактически это была реконструкция военной Самары (Куйбышева) времен запасной столицы. Мега-проект получил название «Дорога истории – наша Победа». В этом действе принял участие и я. По приглашению Министерства культуры Самарской области на главной сцене главной площади города в течение семи дней я прочел семь часовых театрализованных лекций, посвященных героям запасной столицы. Первый моноспектакль рассказывал о самарской судьбе Алексея Маресьева. На ДВД-диске вы можете посмотреть видеозапись этого моноспектакля, а в самом журнале – прочитать его краткое текстовое изложение, подкрепленное фотографиями из архива автора.

Еще недавно имя Алексея Маресьева было известно каждому. Книга о нем называлась «Повесть о настоящем человеке», и ее проходили в школе. Она была переведена практически на все языки мира. Историю о том, как сбитый летчик 18 суток полз к своим, лишился обеих ног и все-таки вернулся в авиацию, причем не просто вернулся, а сбил семь вражеских самолетов и стал Героем Советского Союза, – эту историю знала вся страна. А вот о том, какую роль в судьбе Маресьева сыграла Самара, то есть Куйбышев, известно далеко не многим.

Виктору Алексеевичу Маресьеву отец часто рассказывал о Самаре.

Виктор Маресьев: «Именно в Самаре отцу пришлось пройти самое трудное испытание: научиться владеть протезами, чтобы потом вновь сесть за штурвал самолета. Это он все проходил в Самаре. Не забывайте такую штуку: отец родился на Волге в Камышине, поэтому волжские города Нижний Новгород, Волгоград, Саратов, Самара для него святое. Да, в Москве он прожил более 50 лет, но вообще его тянула Волга».

В интервью 2000 года сам Алексей Маресьев вспоминал: «Я, во-первых, сам родом с Волги, город Камышин. Помните строчки: «Издалека долго течет река Волга»? А дальше в знаменитой песне есть примерно такие слова: «Когда ты в конце пути устанешь, приди и в Волгу руки опусти». И вот я, как слушаю эту песню, все время думаю: «Когда же я увижу мою Волгу, когда же я съезжу туда?..»

Виктор Маресьев: «Вы знаете, Людмила Георгиевна Зыкина, народная артистка, она всегда приходила на отцовские юбилеи, и отец особенно любил, когда она пела о Волге... Волга, Самара – эти вещи для него были святы, а тем более, представьте: молодой парень, ему 26 лет, и такое жестокое испытание. Незажившие культи еще кровоточат, а он бегает, тренируется, чтобы вернуться на фронт. Вот это все пришлось ему пережить в Самаре».

Алексей Петрович Маресьев родился 20 мая 1916 года в городе Камышине Волгоградской области. С детства мечтал летать. Его мечта осуществилась, но началась война. Маресьев был летчиком-истребителем и к концу марта 1942 года довел счет сбитых фашистских самолетов до четырех. А потом в воздушном бою над Демянским плацдармом, что в Новгородской области, был подбит. Маресьев попытался совершить посадку на лед замерзшего озера, но рано выпустил шасси. Самолет стал быстро терять высоту.

Алексей Маресьев (интервью 2000 года): «Я вылетел из самолета, упал в лес. И вот здесь началась вся моя история. 18 суток в лесу. Без компаса и пищи»…

Маресьев не очень любил рассказывать об этих восемнадцати днях. О том, что там происходило, мы знаем из художественных произведений – книги Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» и одноименного фильма, где главную роль блестяще сыграл Павел Кадочников. Он шел, пока мог идти, потом полз, пока мог ползти, наконец, когда уже не мог и ползти, начал катиться с боку на бок. Через две с половиной недели после падения у деревни Плав его обнаружили местные жители. Точнее, два пацаненка – Саша Вихров и Сережа Малин, которым он всегда будет благодарен. Станет приглашать их к себе в Москву, в его квартире они будут самыми дорогими гостями.

Из деревни Плав его эвакуировали в прифронтовой госпиталь. Там выяснилось, что ноги разбиты и обморожены и началась гангрена. Чтобы спасти Маресьеву жизнь, во фронтовых условиях ему ампутировали обе ноги. Ситуация – страшнее не придумаешь, но Алексея Маресьева от мыслей о самоубийстве спасает только одно – желание вернуться в авиацию.

Алексей Маресьев: «Когда меня в этот прифронтовой госпиталь привезли, я настолько был заморыш, что меня поместили в самую холодную палату, без стекол, то есть на меня не было никакой надежды. А когда видят, что я живой, стекла поставили, кровать поставили. Когда мне принесли протезы, я говорю: “Я снова буду летать”. Начальник госпиталя был на меня такой озлобленный: “Мы тебя демобилизуем, и ты уходи”. Я говорю: “Я еще хочу летать”. А он на смех это все поднял».

Потом еще был московский госпиталь, где Маресьев провалялся не один месяц. Но культи не заживали, а значит, подобрать протезы было невозможно. И тогда (а это уже был 1943-й год) Маресьева отправили в Куйбышев, где работал специализированный госпиталь для больных с ампутированными конечностями.

Рассказывает Олег Яковлев, начальник Самарского госпиталя для ветеранов войн в 1980-2010 годах:

«У него после обморожения была проведена ампутация нижних конечностей, но в связи с почти полевыми условиями проведения операции возникло воспаление тканей, и для протезирования он нуждался в реампутации, то есть повторной ампутации мягких и костных тканей. Со слов Алексея Петровича, он был физически здоров. “Меня больше ничто не беспокоило, – говорил он мне, – я был молодой парень, поэтому отсутствие ног меня просто бесило”».

Безногих в куйбышевском госпитале было много, и большинство из них, к сожалению, смирилось с судьбой. Наоборот, они успокаивали себя, что зато живыми вернулись. Пусть без рук, пусть без ног, но живыми. А Маресьев не мог и не хотел представить себя инвалидом на тележке, просящим милостыню на вокзалах. В художественном фильме «Повесть о настоящем человеке» есть некий комиссар, сосед главного героя по больничной палате, от которого Маресьев (в фильме Мересьев) узнает о безногом летчике времен Первой мировой войны.

Комиссар:

– Ну, что скажешь?

Мересьев:

– У него одной ступни не было, а у меня двух.

Комиссар:

– Но ты же советский человек.

Мересьев:

– Он же на «Фармане» летал, разве это самолет? Это этажерка, на нем ни ловкости, ни быстроты не надо.

Комиссар:

– Но ты же советский человек.

Мересьев:

– Советский человек, советский…

На самом деле рядом с Маресьевым такого комиссара не было. И его желание вернуться на фронт никто всерьез не воспринимал. Какая авиация для безногого?

Олег Яковлев: «Сейчас, если посмотреть современные возможности, фирмы выпускают современные протезы из титана, легкие протезы, функциональные, там и стопа гнется. Когда я занимался организацией протезирования ветеранов Афганистана в Югославии, на фирме «Руда» нам демонстрировали ребят, которые на этих протезах даже в футбол играли. А тогда протезы были деревянные, неудобные. Больные так и называли их: «деревяшки».

В куйбышевском госпитале Маресьеву выдали протезы – грубые, тяжелые, доставляющие моральную и физическую боль. Сначала он сильно расстроился, потому что такие протезы отдаляли его мечту вернуться в авиацию, а потом начал ежедневные изнуряющие тренировки. Маресьев понимал, что должен не просто научиться двигаться на этих протезах, он должен управлять ими, как своими ногами.

И вот здесь ему повезло. Он познакомился с артистами балета Большого театра, который находился в Куйбышеве в эвакуации. От них Маресьев услышал: «Чтобы вернуться в авиацию, надо в совершенстве овладеть протезами, а чтобы в совершенстве овладеть протезами, надо научиться танцевать». А танцевать Маресьев не умел.

Комментарии (1)
Ольга Борисова #    14 ноября 2020 в 18:24

1943 г., в госпитале.
О Маресьеве напечатан большой материал В. Шамаева (музей Маресьева в г.Камышине) в наших последних " Параллелях".
Фото присланы В.Шамаевым.