Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Виталий Зыков. Комсомол меня научил многому

4 ноября 2018
Просмотров: 332
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Виталий Зыков. Комсомол меня научил многому
4 ноября 2018
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 332
Поделиться:

Виталий Анатольевич Зыков. В 1996-1998 годах занимал пост первого заместителя мэра Тольятти по вопросам экономики, промышленности и строительства. Президент компании «Виза» и ряда коммерческих структур. Основатель и владелец ресторана «1888».

Сначала о том, как я оказался в Тольятти. Я родился в день знаний, 1 сентября 1954 года, в городе Березники Пермской области. Это был период, когда после войны люди ездили по молодежным стройкам. Мой отец так же уехал из Брянской области в город Березники – начальником цеха на строящийся калийный комбинат. И там мы переезжали из одного шахтерского поселка в другой. А когда в Ставрополе-на-Волге в 1959 году начали строить завод «Синтезкаучук», его туда пригласили начальником цеха.

Помню, как мы на грузовике добирались чуть ли не весь день от Самары в Ставрополь-на-Волге. Сначала жили в частном доме – снимали часть «курятника». А потом отцу дали двухкомнатную хрущевку: Молодежный бульвар, 9 – в центре.

Город на моих глазах из 40-тысячного стал 700-тысячным. А то, что молодежь из Тольятти уезжает, то так, наверное, было всегда. У молодых людей романтика, они в поиске. Иначе молодежь не ездила бы ни на БАМ, ни на стройки, ни на «большую химию». Я часто бываю за рубежом, и там молодежь так же ищет, так же переезжает.

Я считал и считаю, что принципы управления при советской власти были отлично организованы. Они были выверены, и все было направлено на то, чтобы люди занимались делом. И работа с молодежью тоже была отлично продумана.

Когда меня спрашивают, что такое комсомол, отвечаю, что в его основе всегда было два принципа: идея и организованность. Когда собирается много людей, появляется коллективный разум и желание что-то создавать, строить. Комсомол – это социалистическое соревнование, соревновательный дух. Комсомол – это такая система, когда ты так же, как в спорте, имеешь возможность стать лидером и достичь каких-то результатов.

Вот у меня со школы голос был громкий, на всех «речевках» выступал, потом был председателем городского пионерского штаба, потом комсомольского штаба. Потом был Тольяттинский политехнический институт, где я окончил автомобильный факультет. И уже работая мастером на Волжском автозаводе, на механосборочном производстве (а я долго работал мастером – четыре с половиной года, с 1976 по 1980 годы), получил предложение поработать в комсомоле. Мне это понравилось, затянуло.

Комсомол учил работать. Если ты, будучи мастером, сам опаздывал на две-три минуты, ты не мог уже выговаривать рабочим, что они опаздывают. Я на работу ездил из старого города, час пятнадцать я обычно добирался до завода. Чтобы попасть на работу к половине седьмого утра, я выезжал из дома в пять утра. А вставал в четыре. Это когда я работал в первую смену, а со второй смены я приезжал домой полтретьего ночи. И это была дисциплина, как в армии, которая подтягивала.

Подтягивала и сама организация производства: новое оборудование, станки, в то время самые передовые в мире – немецкие, швейцарские, американские, итальянские. Я все впитывал, мне все было интересно. Это повлияло на мою судьбу, изменило ее. Изучая принцип работы станков, осваивая принцип организации труда, я из инженеров-автомехаников стал инженером-механиком. Часто менял бригады, потому что меня отправляли в отстающие бригады, чтобы я вывел их вперед. Часто побеждал в соревнованиях «Лучший молодой специалист ВАЗа».

Сначала я был заместителем секретаря комитета комсомола на механосборочном производстве, а потом, зимой 1981 года, стал заведующим отделом Автозаводского райкома комсомола. Почему пошел? Наверно, хотел быстрее получить квартиру. Я женился сразу после института, семь лет жил на частной квартире, а в комсомоле мне пообещали как-то продвинуться. И действительно, работая в райкоме, через полтора года я получил двухкомнатную квартиру. Да, была корыстная цель – получить квартиру, ничего не могу сказать. Но я бы и мастером на АвтоВАЗе получил квартиру. Главное, были идеи. Хотелось что-то изменить в окружающей жизни в лучшую сторону.

У меня нет нормальных фотографий того времени. Я больше в то время пахал, чем сидел в президиуме и позировал для фото. А если есть какие-то снимки – то все неофициальные. То застолья – с кружкой или ложкой, то в какой-то шутливой позе. В общем, фото не для печати. Да и не думал я тогда о фотографиях для истории. Поэтому мой комсомольский период практически не оставил фотографий.

В комсомоле я сразу стал искать дело, которое мне интересно. А интересно мне было заниматься трудными подростками. Я был близок к комсомольским оперативным отрядам. Сейчас об этом мало кто помнит, но первый лагерь для трудных подростков в Тольятти был создан при моем участии.

Что такое трудный подросток? Это когда мама с папой работают в разные смены или в одну смену – и ребенок болтается на улице. А здесь уже и курение, и выпивка, и криминал. И главной задачей комсомола было втянуть этих ребят в нашу организацию, предложить им какие-то кружки, какие-то секции, чтоб было куда пойти, чем заняться.

13-14 лет – это такой возраст, когда что-то хочется сделать, как-то себя проявить. Болтание, шатание, хулиганские привычки, конечно, у этих подростков были. А тут еще среда влияла – заключенные с химии.

И поэтому комсомольские оперативные отряды помогали сохранить этих ребят, не дать им уйти в тюремную романтику. И это было то, что меня интересовало.

И поэтому, работая в комсомоле, большую часть своего времени я посвятил созданию лагеря для трудных подростков. Я подружился с руководством нашего военного училища – был такой генерал Сержанов Александр Ильич. Я мог к нему заходить в любое время суток. Он был очень строгий генерал, но ко мне относился, как к сыну. Он был чуть ли не одного возраста с моим отцом, которого я рано потерял – он в 1979 году умер от последствий контузии. И я дружил с Сержановым и дружил потом со всеми последующими начальниками военных училищ.

И я предложил создать такой лагерь трудных подростков на базе военного училища в Бинарадке. Сегодня я могу сказать, что собирался строить лагерь по принципу кадетских корпусов, которых тогда еще не было – это был 1982 год.

Поначалу Александр Ильич думал, что у меня это несерьезно. Он фактически отмахнулся от меня, пообещав: «Ты построй лагерь, а я тебе дам преподавателей на летнее время.

Я пошел к руководству ВаЗа: «Мне нужны материалы, из которых можно построить корпус. Мне место дают, бригады мы создадим из комсомольцев».

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!