Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Записки начальника госпиталя. Эвакогоспиталь №2040

31 октября 2015
Раздел: Наши мемуары
Просмотров: 1832
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Записки начальника госпиталя. Эвакогоспиталь №2040
31 октября 2015
Раздел: Наши мемуары
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 1832
Поделиться:

Журнал «Самарские судьбы» продолжает публикацию очерков «Записки начальника госпиталя» в год 70-летия Великой Победы. Автор этих рассказов – начальник Самарского областного клинического госпиталя для ветеранов войн, академик РАМТН, член Союза журналистов России, лауреат Всероссийского литературного конкурса имени М.А. Булгакова «Медицинской газеты», профессор Олег Григорьевич Яковлев.

Юбилейный год Великой Победы Кисловодск – город-госпиталь (во время Великой Отечественной войны) празднует с честью и гордостью. В 1941 году на базе курортных здравниц и больниц было развернуто 37 эвакогоспиталей на 21 тысячу коек. 8,5 тысяч жителей 70-тысячного города-курорта ушли на фронт воевать за независимость нашей Родины. Не вернулись домой более 5,5 тысяч кисловодчан. Благодарные потомки воздвигли на своей малой Родине монументы и памятники, стену памяти погибшим, зажгли вечный огонь.

Кисловодск еще пережил и 5 месяцев фашисткой оккупации. И город гордится своими горожанами и медиками, вписавшими в историю особую страницу по спасению около двух тысяч раненых, которые не могли эвакуироваться из нескольких эвакогоспиталей, оказавшихся блокированными на железнодорожных путях. Немецкие захватчики разбомбили железнодорожные мосты при наступлении в сентябре 1942 года перед тем, как взять город. Много раненых разобрали жители по домам. А инициативная группа врачей на базе двух санаториев и карачаевской больницы организовала больницу Красного Креста. Это дало возможность многих раненых выдать за гражданское население. Врачи переписали истории болезней раненых, тем самым уберегли от фашистской расправы сотни офицеров, политработников, евреев. По мере выздоровления их переправляли в горы. В наше время, когда поднимают головы неонацисты всех мастей, потомки фашистов в Прибалтике, на Украине, не могу не написать о зверствах их предков. Кисловодск помнит и скорбит о жертвах коричневой чумы, унесшей жизни двух тысяч их земляков и эвакуированных в Кисловодск советских граждан еврейской национальности, в том числе и врачей, медсестер, их семей с малолетними детьми.

Вначале гестаповцы и их пособники из числа полицаев создали Еврейский комитет и ультиматумом потребовали всем евреям внести контрибуцию в пользу Германии на сумму в пять миллионов рублей. Люди, чтобы сохранить себе жизнь, сдавали все: деньги и вместо денег последние костюмы, золотые коронки с зубов, украшения, даже детские ботинки. Таким образом, ограбив, фашисты одновременно провели регистрацию еврейского населения, и 9 сентября 1942 года под предлогом переселения на Западную Украину для создания им якобы культурных условий жизни собрали людей на товарной станции, посадили на 18 железнодорожных платформ, привезли на станцию Минеральные Воды и вместе с евреями из других городов Кавминвод (всего более 6000 человек) в противотанковом рву расстреляли. Об этом ужасе написано в газете «Ставропольская правда» от 11 августа 1943 года. Из статьи нашего знаменитого земляка писателя А.Н. Толстого «Коричневый дурман» (он летом 1943-го возглавлял Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний фашистских захватчиков на Кавминводах): «Поезд прошел на запасной путь и остановился у стекольного завода. «Вылезай, прыгай на землю!» – закричали немцы-конвоиры. Последовал приказ сдавать драгоценности. Торопливо снимали серьги, кольца, часы и бросали в пилотки охранникам. Подъехала штабная машина с начальником гестапо Вальбеном и комендантом Кисловодска Полем. Последовал приказ: «Раздеться всем догола...» Люди поняли, что сейчас Конец Жизни, сейчас – Казнь…!!! Люди стали кричать, метались и так кричали, что вылезали глаза и многие сходили с ума. Охранники погнали голых людей по полю аэродрома к противотанковому рву, отстоявшему в километре… Подогнав ко рву, их расстреливали от часу дня до вечера». В этот день погибло 117 медицинских работников из Кисловодска, которые работали в госпиталях и не успели эвакуироваться. Среди них известные профессора: Баумгольц, Шварцман, Сокольский, Файнберг. Уже после освобождения Кисловодска в июле 1943-го в результате паводков вода смыла землю с траншей другого захоронения у подножия горы Кольцо, где гитлеровцы расстреляли 322 еврея после облавы мирных жителей в новогоднюю ночь 1943 года. Госкомиссией было установлено, что многие маленькие дети не имели пулевых ранений и погибли от асфиксии (удушья), то есть были погребены вместе с убитыми матерями заживо!!!

Читая с содроганием эту пожелтевшую газету в местном краеведческом музее «Крепость», невольно вспомнил совсем недавние страшные новости об обнаруженных массовых захоронениях несчастных мирных жителей в многострадальном Донбассе, и свастики, и лозунги «крайнего сектора».

И сейчас, когда пишу этот очерк вечером в кабинете, со стены на меня с портрета смотрит отец – инвалид ВОВ, проливший кровь и в Сталинграде, и на Украине в страшной войне с исчадием ада – фашистским зверьем. Не доживший до сегодняшнего Юбилея своей Великой Победы и умерший в нашем госпитале ветеранов войн. Не могу спокойно удивляться тем адвокатам Киевского «майдана», которых вновь услышу по «Эхо Москвы» позже в автомобиле, когда поеду домой, а чуть позже увижу их в телестудии у Владимира Соловьева. Не могу просто удивляться их бессовестной демагогии, искусному софизму, лицемерному переживанию за судьбу народа России, защищающих двуликих американских Янусов (при этом сами становясь ими), тех самых, кто вероломно насаждает цветными кровавыми революциями исключительные «демократические» ценности. Как оказалось, поддерживают циничную героизацию украинских фашистов и оказывают пособничество исламским нелюдям и всем тем, кто, главное, против Кремлевского «режима».

Просто, естественно, не могу без возмущения взирать на наших лжепатриотов, либеральных демократов, как, например, губернаторов, министров здравоохранения и госчиновников, которые 10 лет назад в Калининграде и в Йошкар-Оле из-за «нерентабельности» закрывали «дорогостоящие» лечебные учреждения – госпитали для героической элиты нашего народа – ветеранов войн...

А тогда, в 1943 году, в Кисловодске вновь были открыты 37 эвакогоспиталей, которые за годы войны приняли с фронта 579082 раненых и больных. Более 450 тысяч было возвращено в строй действующей Красной Армии!

7 июня в год 35-летия Великой Победы в Кисловодске на Всесоюзной встрече медики – участники Великой Отечественной войны – заложили в сквере на Курортном бульваре памятный камень с надписью: «В честь военных медиков здесь будет воздвигнут памятник».

14 октября 1980 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «За большую и самоотверженную работу трудящихся города по лечению и восстановлению здоровья воинов Советской Армии в годы Великой Отечественной войны…» город Кисловодск награжден Орденом Великой Отечественной войны 1 степени.

В 1997 году был открыт единственный в стране памятник «Героям-медикам», или «Сестры милосердия».

На земле и в зданиях теперешнего санатория «Самара», тогда санатория имени Шаумяна, а также в соседних – «Зените», авиаработников имени Водопьянова, дома отдыха Военного конного завода – тоже функционировал эвакогоспиталь №2040. Первым начальником был назначен майор м/с Л.Я. Каченецкий.

В госпиталь наряду с легкоранеными поступали и тяжелораненые. Вначале небольшие операции проводили терапевты: профессор Нижебицкий, начмед Смольяннинов, отоларинголог Малинский с опытной операционной медсестрой Кучмаевой. В тяжелых случаях консультировал профессор Криморенко из управления, пока в конце 1941 года не появился квалифицированный хирург Штейнгард, переведенный из Куйбышевского гарнизонного военного госпиталя. Он организовал работу челюстно-лицевого хирургического отделения, открыл службу крови, стоматологический кабинет. Открыл отделение для обмороженных зимой в 1941-1942 годы, когда стали поступать обмороженные – 404 человека.

Никакие повязки не накладывались. Помимо лекарственных средств каждому назначалось электролечение «по-кисловодски». Из проволоки изготовлялись каркасы для обмороженных стоп и кистей рук. К каркасам прикреплялись электрические лампочки.

«Солнцелечение» – так назывались солнечные ванны, которые назначались больным с открытыми ранами, и, конечно, «воздушные ванны» – климатотерапия исцеляющим, мягким альпийским климатом (как в Ницце или в Северных Альпах в Италии).

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!