Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Олег Яковлев. Генерал-лейтенант Валерий Яковлев

7 апреля 2014
Раздел: Наши мемуары
Просмотров: 4085
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Поделиться:
Олег Яковлев. Генерал-лейтенант Валерий Яковлев
7 апреля 2014
Раздел: Наши мемуары
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Просмотров: 4085
Поделиться:

Журнал «Самарские судьбы» продолжает публикацию очерков о ветеранах войн накануне 70-летия Великой Победы. Автор этих рассказов – начальник Самарского областного клинического госпиталя для ветеранов войн, академик РАМТН, член Союза журналистов России, лауреат Всероссийского литературного конкурса имени М.А. Булгакова «Медицинской газеты», профессор Олег Григорьевич Яковлев.

Есть люди, рядом с которыми как-то спокойно. О таких говорят: «Мужик что надо». Именно это мне приходилось слышать о Валерии Сергеевиче Яковлеве. Генерал-лейтенант (лишь недавно с приставкой «запаса»). От его сослуживцев, товарищей и близких друзей не раз слышал это: «Настоящий мужик!» Больше того, о нём, до недавнего времени начальнике Главного управления федеральной службы исполнения наказания по Самарской области, так отзывались и заключённые. И тому есть причины, конкретные и веские.

Для Валерия Сергеевича задачи исправления оступившихся и даже сознательно преступивших закон всегда были доминирующими в этой связке с неизбежным их наказанием. Этому он следовал все тридцать лет службы в исправительной системе, где последнее десятилетие возглавлял эту работу в нашей области. Чемпионаты среди осуждённых по боксу, футболу, хоккею. Часовня в каждой колонии. Концерты художественной самодеятельности, инициаторами создания которой являлись сами осуждённые… Итог? Самарцы победили во Всероссийском конкурсе авторской песни «Калина красная» среди осуждённых. Председатель жюри конкурса, народный артист СССР Никита Михалков, когда в исправительной трудовой колонии на Управленческом представлял контингенту свой фильм «Утомлённые солнцем», спросил меня: «Доктор Яковлев, а есть ли такие красивые Дворцы культуры (как в этой неволе) у вас на воле? Теперь понятно, почему господина Реймера пригласили из Самары реформировать уголовно исправительную систему всей матушки России!»

Я ответил так: «Любимый Никита Сергеевич! Оренбургский господин Реймер, прилёт которого из Москвы вы вместе с народным артистом России Юрием Николаевым ждёте целое утро, работая здесь, к этому Дворцу культуры УФСИН никакого отношения не имел, как и к идее проведения фестиваля ”Калина красная“!» Хотелось ещё добавить: «Зато он вышел из попечительского совета нашего госпиталя и наложил своё педантичное немецкое вето на дальнейшую его охрану подразделением вневедомственной охраны ГУВД, которую, кстати, организовал его предшественник, настоящий боевой генерал-лейтенант милиции, участник афганской войны и боёв на Северном Кавказе Владимир Петрович Глухов, сразу по возвращении из Грозного нашего 81-го полка во главе с командиром полковником Ярославцевым после памятной новогодней ночи 1995 года… Тогда раненые бойцы и офицеры полка проходили курс лечения и реабилитации в нашем госпитале».

Промолчал – это ведь к фестивалю не относится. Как и то, что начальник медсанчасти ГУВД полковник медицинской службы Гусев в своё время при Реймере позвонил и поинтересовался, почему это начальник РОВД Красноярского района полковник милиции Егоров находится на лечении в госпитале, а не в ведомственном стационаре? Ответил тогда: «У нас же с вами, во-первых, договор. А во-вторых, после публичной «чистки» на коллегии ГУВД к нам чуть ли не на носилках привезли Егорова из ЦРБ с гипертоническим кризом и стенокардией». К вечеру зашёл к нему в палату. А у него товарищ, прилетевший из Москвы, сидит у кровати. Пишет проект письма уволенного из рядов МВД генералом Реймером полковника Егорова – «как не соответствующего современным требованиям, предъявляемым офицерам милиции, прежде всего, в части физической подготовки» – не подтянулся на турнике во время сборов руководящего офицерского состава райотделов ГУВД области (кстати, на турбазе Красноярского района, которую целый месяц готовил к сборам сам Егоров).

С потемневшим лицом, «приговорённый» нашими врачами к строгому постельному режиму, вот так демонстративно уволенный полковник обратился ко мне: «Как сыну теперь в Высшей школе милиции однокурсникам в глаза смотреть? И второй сын в милицию пошёл. С отца пример берут, гордятся! Меня министр Нургалиев в прошлом году обещал именным оружием наградить. И теперь такой позор от генерала Реймера…»

Позвонил домой: «Оленька, задержусь. Будем письмо писать «турецкому султану», то есть нашему министру внутренних дел с больным Егоровым».

Повеселел тот. Особенно, когда я в конце письма продиктовал ему вопрос министру: «Как Вы считаете, а сможет ли сам генерал Реймер на турнике подтянуться?» Но, видно, не все письма ложатся на стол министрам.

…Реймер прибыл в Самару только к обеду. Великий режиссёр и артист эмоционально говорил минут сорок. Бурные овации отбывающих наказание прерывали гениальную проповедь Михалкова о великом патриотизме нашего народа в Великой Отечественной, о героизме верующих в Бога смерт-ников из штрафных батальонов… «Вот где кинопремьеры нам надо презентовать, в таких вот Дворцах культуры за проволокой! А мы всё в Сочи, Канны… По-лез-не-е бы-ло бы! Так, доктор Яковлев?!»

После моего выступления на залитой светом многочисленных софитов сцене этого, действительно, прекрасного зонального (от слова «зона»!) Дворца культуры мы познакомились поближе. Мне пришлось повторить сказанное и добавить: «Уважаемый и любимый наш Никита Сергеевич! Этот храм искусств сооружал достойный ученик генерала внутренних дел, а ныне председателя Самарской Губернской Думы, члена попечительского совета нашего госпиталя ветеранов войн Виктора Фёдоровича Сазонова. Сооружал тоже генерал, тоже член попечительского совета госпиталя ветеранов патриотов. Обладатель самой красивой в мире фамилии, той же, что и у меня – Яковлев! Русской фамилии, а не немецкой».

Все, поняв, дружно рассмеялись. Кроме самого Яковлева. Не потому (уверен!), что начальником его тогда был Реймер, а потому, что с присущей ему скромностью сказал: «Это губернатор. Спасибо ему. Без него не построили бы».

Кого-то может удивить, что в колониях разводят нутрий и выращивают инжир, приобретают знания и овладевают профессиями, снимают материалы и сюжеты для телепередач. Иные исправительные учреждения дадут фору современным фермерским хозяйствам. К примеру, исправительная колония № 10 уже давно перешла на самообеспечение, выращивая и продавая свиней, гусей, уток и кур, собирая урожай сельхозкультур. И здесь ставка на воспитание. Не через принуждение к труду, а к удовольствию от его зримого результата плюс весомости добавки в кошельке хорошо работающего. Ведь в этом тоже прослеживается путь к исправлению. А вот в организации труда, досуга в колониях прослеживалась умелая рука Валерия Сергеевича. И, если хотите, его крестьянская закваска.

Он родился в 1956 году в деревне Ойкино под Шенталой. Приняв на руки новорождённого, бабушка Валеры сказала: «Какой серьёзный! Быть ему генералом».

Как в воду глядела. Но сначала были деревенские «университеты». Учёба в школе Старой Шенталы, работа на колхозном поле в дни каникул. И купленный на первые заработанные деньги, к огромной радости, велосипед.

Самостоятельность – это у него с детства. После школы отправился в Куйбышев пробивать дорогу в самостоятельную жизнь. В индустриально-педагогическом техникуме он, деревенский парень, вышел в лидеры. Своим спокойствием, взрослостью, отношением к дружбе, к товарищам. На него опираются те, кто слабее. Ребята в учебной группе со всех окраин страны. Были попытки бойких и прытких подмять тех, кто послабей, под себя. Но в группе Яковлева «дедовщина» не проходила.

Его избрали в учпрофком техникума. Затем секретарём комитета комсомола техучилища при заводе координатно-расточных станков. Через три года он исполняет обязанности заместителя директора по воспитательной работе…

Для воспитательной работы с людьми мало лишь твоего желания и прилежания. Она, если надолго, требует призвания.

Отец был категорически против. Против и старший брат: «Вот представь себе, через годы встречаетесь вы, выпускники школы. Разговоры, кто стал кем. А ты им: «Я работаю в тюрьме». И девушкам. Повернётся язык? Вряд ли кто пойдёт на это по собственной воле. Если только деваться некуда, ничего не умеешь. А ведь ты у нас…»

А Валерий Яковлев пошёл. В райком комсомола. А оттуда по комсомольской путёвке – на работу в следственный изолятор.

Работу там простой и безопасной не назовёшь. На памяти Валерия и массовые беспорядки, и угрозы, и нападения. Но шло время, которое ставит всё на свои места. Яковлев понял главное: на своём он месте. Трудном и, если честно, не считающемся в обывательской среде престижным. Но нужном, очень нужном тем, кто хочет после понесённого наказания выйти на свободу с чистой совестью. И надо работать так, чтобы их становилось всё больше и больше.

Комментарии (1)
Ольга Борисова #    26 апреля 2014 в 21:09
Чем мне нравится журнал "Самарские судьбы", тем, что он о ЛЮДЯХ! Столько интересного узнала, читая этот журнал! Таких журналов сейчас просто нет.Держите эту линию и дальше. Успехов!