Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Боевая медсестра. Юлия Семеновна Савельева

14 сентября 2014
Раздел: Наши мемуары
Просмотров: 3211
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Поделиться:
Боевая медсестра. Юлия Семеновна Савельева
14 сентября 2014
Раздел: Наши мемуары
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Просмотров: 3211
Поделиться:

Журнал «Самарские судьбы» продолжает публикацию очерков о ветеранах войн накануне 70-летия Великой Победы. Автор этих рассказов – начальник Самарского областного клинического госпиталя для ветеранов войн, академик РАМТН, член Союза журналистов России, лауреат Всероссийского литературного конкурса имени М.А. Булгакова «Медицинской газеты», профессор Олег Григорьевич Яковлев.

Старшей операционной медсестрой Юлия Семеновна Савельева проработала в нашем Госпитале инвалидов Отечественной войны 34 года. Этого уже достаточно, чтобы гордиться нашим ветераном. Особый трепет у меня вызывает боевой путь нашей Юлии Семеновны – старшей операционной медсестры фронтовых госпиталей. В рядах действующей армии старший лейтенант медицинской службы Савельева находилась с 1941 по 1945-й год, всю Великую Отечественную…


«Господь будет беречь вашу сестричку»


Село Волчий враг затерялось между лесов и речек Пензенской губернии. Рядом – городок Белинский, который в 20-е годы прошлого века именовался Чембаром. В деревеньке этой, от которой не осталось нынче и следа, 19 января 1923 года в крестьянской семье Семена Матвеевича и Евдокии Афанасьевны Барановых родился одиннадцатый ребенок. Девочка…

Ей еще и имя не дано было, а судьбу ее уже увидел сельский священник. Старшие дети Барановых Антон и Мария пели в церковном хоре. И в Крещенье после службы подошел к ним батюшка и сказал слова, которые хранят Юлию Семеновну, как она считает, и по сей день: «Сестренка у вас родилась в праздничный день для православного мира. Искупаем ее в святой водичке, и будет она осененная Божьей благодатью. Господь станет беречь вашу сестричку и помогать ей во всех благих делах. В такой особый день рождаются счастливые люди».

Лицо Юлии Семеновны светлеет, когда рассказывает, с каким благим напутствием вошла она в жизнь. Жизнь трудную, исполненную таких испытаний и тягот, что и на десять сильных мужиков хватило бы с избытком, а ей – маленькой, хрупкой женщине – одной досталось. «1991 год. Вот каким долголетием наградил меня Господь. И вся жизнь моя – как на ладони: ни за один день мне не стыдно!» – говорит женщина, которую ни я, никто из знающих ее не осмелится назвать старушкой: светлые брюки, элегантная блузка, дамская сумка… Даже обычная палочка, купленная в ближайшей аптеке, выглядит в ее руках как стильная трость. Наша дама проживает в доме на 6-м этаже и обходится без посторонней помощи. «Олег Григорьевич, ой, как я уху варю! Отменную… Готовить я люблю. Особенно когда гостей жду. И полы я сама мою, и стираю тоже сама, заезжайте ко мне в гости».

Наше поколение – чьи родители в молодости пережили военное лихолетье – узнает в этих бесхитростных признаниях и черты своих матерей (моей старшей медсестре – маме – 92-ой пошел), которые привыкли надеяться на себя, рассчитывать на свои силы, стараясь никого не беспокоить своими просьбами. Такую они получили закалку еще в детстве.

Вот и Юлия Семеновна – младшая в большой семье – когда, как говорится, пешком под стол ходила, уже узнала, что труд не только кормит, но и радость приносит. У отца был порок сердца, он рано ушел из жизни, и кучу малу детей ставить на ноги в одиночку пришлось маме. Не выжить бы младшим без крестьянского хозяйства (корова, овцы, свиньи) и без материнских рук, не знающих усталости. Она в голодные годы обшивала богатых чембарцев. А маленькая Юля рядом крутилась и в 7 лет бегала за мамой: «Дай мне лоскутки! Я себе кофту сошью». Евдокия Афанасьевна даже малых вольностей ни себе, ни детям не позволяла и отвечала: «Нельзя, это чужая ткань. Вот тетя придет за платьем, у нее и попросишь». И Юля боялась пропустить заказчицу. Женщины не отказывали: «Бери-бери, Афанасьевна, сшей дочке обновку».

Когда Юля приходила в школу в платье из лоскутков, ее обступали одноклассницы: «Где взяла?!» Не верили, что сшила его сама Юля с маминой помощью. «В семь лет я уже швейную машинку «Зингер» освоила. Таких машинок я больше не видела: чтобы она и батист шила, и подошвы могла прострочить. До сих пор она у меня сохранилась… Такое мне наследство от мамы досталось», – рассказывает Юлия Семеновна.

Как ни нравилось Юле рукоделие и наряды, как сейчас сказали бы, hand made (ручной работы), но, когда подросла, любовь к медицине оказалась сильнее.

– Эта страсть у меня с самых малых лет, – смеется Юлия Семеновна. – Куклу мне мама из тряпочек сошьет (других-то у нас в то время не было!), так я ей сразу сумку на плечо повешу и косынку с красным крестом повяжу: медсестра! Перевязки делать любила… Маму замучила: «У кошки лапка болит. Купи мне бинт, я ее лечить буду!» Я и кошек, и куриц ловила и перевязывала им то ножку, то голову. А уж если у мамы палец заболит, я – тут как тут со своим бинтом… Недавно в нашем госпитале лежала и сестричкам в отделении экзамен устроила: «Девочки, а вы знаете, чем отличаются повязки: последовательная, колосовидная, крестообразная… Ну-ка, сделайте мне «перчатку», чтобы пальцы были забинтованы, а ладонь – свободная… Или повязку «дезо» – отходящую от руки». Они – мне: «Вы, Юлия Семеновна, прямо мастер-класс нам устроили!» А я-то фельдшерскую школу еще в 1938 году закончила!»

Училась Юля в городе: днем работала в местной больнице, а вечерами занималась. А жила в общежитии, потому что дом родной был в 25 километрах от Белинского (Чембара). Из дома привозила молоко, мамины свекольные оладушки, картошку… Так и перебивалась, экономя каждую копейку.

Но однажды другое увлечение оказалось сильнее голода. Евдокия Афанасьевна дала дочке пол-литра сливочного масла – огромную роскошь по тем временам! А Юля так и не донесла его до общежития. По дороге продала и купила … гитару! Боялась, что мама узнает, и просила соседок по комнате не выдавать ее. А гитара очень нужна была будущей медсестре, ведь музыка казалась ей волшебным лекарством.

Мама, приехав навестить дочку, удивилась гитаре, висевшей над ее кроватью, а девчонки-соседки слова не сдержали… Оно было и к лучшему, ведь Юля могла теперь легально привозить свой инструмент домой и играть в семейном оркестре. Брат Ваня брал в руки аккордеон, сестра Тоня – балалайку, к ним присоединялась Юля с гитарой, и звучали у Барановых любимые песни: «Запрягайте, хлопцы, коней», народные мелодии… Да так слаженно играл семейный оркестр, что и соседи приходили послушать и попеть хором.

Да только первая война, выпавшая на долю нашей Юлии Семеновны, прервала ту счастливую мелодию юности.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!