Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Купцы Шабаевы

1 декабря 2013
Раздел: Наш архив
Просмотров: 2274
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Купцы Шабаевы
1 декабря 2013
Раздел: Наш архив
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 2274
Поделиться:

Купцы Шабаевы не привлекали к себе пристального внимания краеведов. Они не упоминаются ни в «Хронике событий», изданной в 1985 году к 400-летию города, ни в «Историко-культурной энциклопедии Самарского края».

В двухтомнике «Годы и события. Хроника», который вышел в свет к 150­летию губернии, сказано только, что Василий Шабаев открыл в 1854 году первый в Самаре трактир, который в 1856 году сгорел. Между тем, с именем Василия Михайловича и его сына Ивана Васильевича связаны куда более значительные события…

Как известно, первого января 1851 года состоялась церемония открытия Самарской губернии. Среди почётных гостей на торжествах присутствовал и мещанин Василий Михайлович Шабаев, что говорит о том, что уже тогда он был весьма уважаем в Самаре. В дореволюционных хрониках он упоминается среди тех, кто пожертвовал в тот день деньги на основание детского приюта, названного Алексеевским. Вскоре состоялись первые губернские выборы. На них губернским предводителем дворянства был избран надворный советник Степан Петрович Шелашников. Выборы прошли в одном из лучших домов тех лет – доме Василия Михайловича Шабаева на Алексеевской площади (ныне – площадь Революции). Десятого января 1861 года в этом доме приняла посетителей первая в Самаре публичная библиотека с кабинетом для чтения, открытая по инициативе губернатора Константина Грота.

И ещё один факт из хроники тех лет. В 1856 году, желая сохранить память о Крымской войне, император учредил бронзовую медаль, которая вручалась чиновникам, дворянам, почётным гражданам за беспримерную преданность и высокую доблесть. Достойными награждения власти сочли нескольких купцов и среди них – Василия Шабаева.

Следует уточнить, что во многих документах тех лет Василий Михайлович назван Шибаевым. В 1870­е годы по каким-­то причинам его фамилия стала писаться иначе. Впрочем, старое написание встречалось и позже. Так, в «Адрес­календаре Самарской губернии на 1905 год» сообщалось, что канцелярия губернатора находится в доме Шибаева.

Василий Михайлович служил агентом общества страхования и транспортировки клади. О роде деятельности купца известно крайне мало. В архивных документах за 1872 год содержатся сведения, что он относился к купцам 2 гильдии, имел на Саратовской улице свой дом, владел гостиницей, вёл торговлю крупитчатой мукой.

Не чуждался он и общественной деятельности. В начале 1860­х годов выполнял обязанности заседателя уголовной палаты, с 1871 года и до своей кончины был гласным Самарской городской думы.
Гласным думы с того же 1871 года был и его сын. Когда в 1873 году в губернию пришёл голод, Иван Васильевич был среди тех, кто ратовал за организацию бесплатных обедов, открытие ночлежного приюта для крестьян, желающих найти в Самаре заработок на хлеб. Закрытым голосованием он наряду с Алабиным, Журавлёвым, Аннаевым, Шихобаловым был избран в особый комитет, который открыл три кухмистерских на 200 человек каждая и контролировал раздачу обедов.

Иван Шабаев был одним из гласных, выступивших с заявлением о необходимости открытия в Самаре учебного заведения, дающего возможность «молодым людям приготовиться к занятию предстоящею им торгово­-промышленной деятельностью, соответственно требованиям времени, давая им специальное образование». Так впервые был поставлен вопрос об открытии Реального училища. Нескоро, но для него были найдены необходимые средства и помещение.

С именем Ивана Васильевича связано менее значимое, но довольно любопытное событие в истории города. Третьего октября 1874 года Самарская дума приняла решение о сносе на Алексеевской площади башни с часами. Прямоугольная деревянная башня была построена в мае 1860 года по проекту инженера Николая Ивановича Еремеева. Высота её составляла семнадцать метров, ширина более семи. Она имела три яруса. В первом находилось тёплое помещение для полицейского, на втором – часы с большим циферблатом, на третьем – одиннадцатипудовый колокол, который отбивал время. За пятнадцать лет башня обветшала и выглядела не­уместной среди новых двухэтажных домов, окружающих её. С инициативой сноса башни или переноса на другое место выступил Иван Васильевич Шабаев. Купеческий сын радел в данном случае и об интересах своей семьи, дома которой тоже были здесь. Один из домов управа арендовала для третьего мужского приходского училища. Гласные пришли к мнению, что переносить башню на новое место нет смысла. Её отдали с торгов на слом, часы же были установлены на Троицкой церкви.

Но обратимся вновь к более значимым событиям. В 1875 году Иван Васильевич снова избирается гласным Самарской думы, становится членом управы, товарищем (заместителем) городского головы. В минувшем году городской землемер Островский составил план городского леса от кумысо-лечебного заведения Постникова до Барбашиной поляны (именно так её следует называть, а не Барбошиной). И вот двадцать пятого октября 1876 городская дума поручила Шабаеву наметить параллельно Волге дорогу шириной до двадцати саженей, разбить лес на участки, проложить подъездные пути к ним, определить места строительства шести мостов через овраги. Всю эту местность дума решила сдавать в аренду под разведение садов, чтобы пополнить городскую казну. Неплохие деньги обещала принести и вырубка леса от продажи на дрова. Член управы успешно справился с поставленной задачей. Земли вдоль Волги брали под дачи многие горожане. Освоение этого участка городской земли ускорило и освоение урочища Барбашина поляна, где ещё в 1872 году была открыта кумысолечебница для военных.

В последующие годы Иван Васильевич избирался кандидатом товарища директора общественного банка, как товарищ директора представлял банк на собрании хлеботорговцев, пароходчиков, агентов иногородних фирм девятнадцатого марта 1893 года, принявшем решение об открытии Самарской биржи.

Я не ставил перед собой задачу максимально полно рассказать о Шабаевых, их общественной деятельности на благо города. Лет десять назад, собирая в архивах материалы о купцах Субботиных, обратил внимание на то, что в документах, газетных публикациях фамилии эти часто упоминались вместе. В 1875 году попечителями Николаевского сиротского дома были купчихи Субботина и Шабаева. Четвёртого марта 1880 года Иван Васильевич Шабаев и Пётр Семёнович Субботин присутствуют на торгах по сдаче в аренду городского пивоваренного завода, которые выиграл Альфред фон Вакано. В 1886 году Шабаева и Субботин заняли у мещанки Красновой пять тысяч рублей. Александр Шабаев в 1896 году заносит в журнал самарского купеческого старосты сведения о семье Субботина. Ранее, в 1890 году, он, по сообщению «Самарской газеты», выступал поверенным Субботина на суде в Тамбове. И самое главное – Александр назван племянником Петра Семёновича. Это и пробудило мой интерес к купцам Шабаевым. Два семейства были в родстве, как и с семьями Шихобаловых, Аржановых. Но в каком? Ответ дали документы канцелярии губернатора. Оказалось, что Ольга Семёновна Шабаева была дочерью Семёна Устиновича Субботина.
В июле 1877 года в Самаре случился сильный пожар. Сгорело более трёхсот домов в лучшей части города, в том числе и дом, в котором жил губернатор. В документах канцелярии сказано, что наём квартиры губернатора в доме Шабаевой по Дворянской улице 87/35 (бывшем её отца Субботина) следует считать с первого сентября 1878 года. Здесь нет ошибки. Видимо, дом, принадлежащий Василию Михайловичу, в середине 1870­х годов перешёл в собственность Семёна Устиновича Субботина. Утверждать так позволяет объявление купца Буслаева, помещённое в газете «Самарские губернские ведомости» за 1979 год, об открытии им магазина по продаже мануфактуры и мехов на углу Алексеевской площади и Дворянской в доме Субботина (бывший Шабаева).

Но как же тогда с квартирой губернатора и канцелярией? В практике тех лет часто бывало, что под одним номером значилось несколько домов. Скажем, один по улице, а другой во дворе. Дом, о котором идет речь, был двух­этажным, с каменным пристроем. Квартира губернатора находилась на втором этаже, а канцелярия – во флигеле. В сентябре 1894 года срок аренды истёк. Ольга Семёновна предложила губернатору Брянчанинову остаться в её доме ещё на двенадцать лет, до 1906 года, при этом она бралась надстроить флигель.

В Департамент общих дел МВД губернатор Брянчанинов направил письмо, в котором сообщал, что срок найма дома купчихи Ольги Шабаевой под квартиру и канцелярию губернатора кончается первого сентября. Дом снят в 1877 году. С того времени цены на квартиры в Самаре значительно повысились, но владелец не повышает арендную плату, что объясняется «чувством купеческого самолюбия иметь своим квартирантом Начальника губернии». Дело не только в купеческом самолюбии. У Ольги Семёновны не было значительных средств, она была готова сдать помещения по старой цене. Но при условии получении задатка в десять тысяч рублей.

Губернатор поставил об условиях найма МВД и получил разрешение заключить договор. Иван Васильевич при совершении сделки выступал в качестве поверенного своей жены. Двадцать второго января 1897 года он покончил с собой по причине психического расстройства. Так гласит запись о его смерти в метрических книгах Вознесенского собора. Запись эта позволяет прояснить ещё одну загадку. Вице-­губернатор Кошко приехал в Самару в июне 1906 года. Воспоминания свои писал много позже. Возможно, его подвела и память. Он писал, что губернатор жил в доме купца Субботина, покончившего с собой. Отсюда и пошёл по многим печатным изданиям наших дней слух о самоубийстве брата Ольги Семёновны.

Итак, Ольга Семёновна была родной сестрой Петра Семёновича Субботина. О нём довольно обстоятельно я рассказал в книге «Возрождённые имена», вышедшей в 2004 году…


Владимир КАЗАРИН
При подготовке материала использованы фотографии из архивов автора и Самарского областного историко-­краеведческого музея им. Алабина.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!