Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Константин Васильев. Искра божия не угасает

10 ноября 2013
Просмотров: 4998
Поделиться:
Константин Васильев. Искра божия не угасает
10 ноября 2013
Поделиться:

Быть настоящим художником – чего больше в этом предназначении: счастья творческого открытия или сомнений в поисках собственного творческого пути? Художник Константин Васильев создал собственное направление в русской живописи второй половины двадцатого века.
 Истинный гений земли русской, он, как и положено гению, прожил недолгую, но яркую жизнь – всего 34 года.

Искра Божия не угасает

Константин Васильев не был членом Союза художников. Ни одной персональной выставки при жизни и поистине мировая известность в наши дни…

Сегодня художника Константина Васильева знает весь мир. О нём снимают фильмы, пишут статьи, издают альбомы с репродукциями его картин. А сколько изображений на просторах Интернета! Электронные копии картин Константина Васильева лидируют по числу заказов и в Самаре, и в Москве.

Чтобы понять, каким человеком и каким художником был Константин Васильев, надо вспомнить о том, какими людьми были его родители. Отец Константина Васильева Алексей Алексеевич во время Гражданской войны служил мотоциклистом в чапаевской дивизии, возил на своём мотоцикле самого Чапаева, но жил отдельно от штаба, что и спасло его в отличие от легендарного комдива от гибели.

Перед Великой Отечественной войной он жил и работал в Майкопе. Когда немецкие войска подошли к Майкопу, Алексей Алексеевич ушёл в партизаны, оставив в городе беременную жену. Не сладко жилось в оккупации Клавдии Пармёновне, жене коммуниста, главного инженера завода.

Олег Шорников, друг Константина Васильева:
– Она уже была в списке в комендатуре, но Господь помог, и её не угнали в Германию. Ещё была оккупация, когда третьего сентября 1942 года родился сын. Его пришлось регистрировать в немецкой комендатуре. Клавдия Пармёновна дала ему имя Владислав.

Когда фашистов из Майкопа выбили, отец вернулся домой и дал сыну другое имя – Константин, что означает стойкий, постоянный. В 1946 году у Васильевых родилась дочь Валентина.

В 1947 году семья переехала в Казань. До Сталинграда ехали поездом, потом на пароходе. Мерное дыхание паровой машины, покачивание корабля, серебряная гладь Волги… Зима в 1947 году была холодная, Костя заболел воспалением лёгких один раз, второй, третий. Чтобы порадовать сына, Клавдия Пармёновна продала на рынке дневную пайку хлеба и купила цветные карандаши. Костя долго с любовью смотрел на них...

Отец был заядлым рыболовом и охотником, часто выезжал в пригороды Казани. Приехав однажды в посёлок Васильево, он полюбил красоту здешних мест. Косте было семь лет, когда семья переехала в Васильево. У Васильевых родилась младшая дочь Людмила. Отец работал главным инженером на лесокомбинате. В 1951 году в посёлке был открыт лесной техникум, отец в нём преподавал, мама работала секретарём-машинисткой.

Костя часто ходил с отцом в лес, на рыбалку и рисовал, рисовал… Такому ребёнку самое место в художественной школе. Но в те годы такой школы не было ни в посёлке Васильево, ни в Казани.

Олег Шорников, друг Константина Васильева:
– Котька Васильев – художник! Попросишь нарисовать танк, автомат, солдата – это же был сорок девятый год, мы, мальчишки, только войной и бредили, – и Костя нарисует, как в книжке. У него был дар врождённый, не учёное мастерство, а рождённое, как говорят в народе.

Однажды родители прочитали в «Комсомольской правде» объявление о том, что Московская художественная школа при институте имени Сурикова принимает иногородних одарённых детей. При школе был интернат. Родители послали рисунки Константина, вскоре из Москвы пришёл вызов.

Костя сдал экзамены и стал учиться. Свободное время он проводил в Третьяковской галерее, изучал альбомы с русской и мировой живописью. В художественной школе Васильев был среди лучших учеников. Директор школы отвёл для его рисунков целый этаж. Кто бы мог подумать, что юное дарование увлечётся абстракционизмом, сюрреализмом и откажется писать портреты передовиков производства! В итоге на школьной доске объявлений появилась бумага о том, что Константин Васильев остановился в своём художественном развитии. Его подлинное художественное развитие только начиналось. Константин искал себя, свой путь в искусстве, свою манеру. Всё чаще задумывался о том, а надо ли ему поступать в институт имени Сурикова, чтобы остаться самим собой.

Весной 1957 года прозвенел последний звонок, и выпускники разлетелись из школы кто куда. Летом тяжело заболел отец. На семейном совете Васильевы решили, что Костя может продолжить учёбу в Казани, в художественном училище. Педагоги, увидев его рисунки, предложили поступать сразу на третий курс, но Клавдия Пармёновна настояла, чтобы сын прошёл всю общеобразовательную программу. Ненасытно впитывал Константин всё новое в современном искусстве. Любой набросок делал плавным и почти безотрывным движением руки, передавая и светотень, и форму.

Первый автопортрет написал, когда ему было пятнадцать лет. Потом, уже в зрелом возрасте, совсем в другом стиле написал ещё три автопортрета.

Под каждым портретом стоит подпись художника и дата – третье сентября. Такие своеобразные подарки он делал самому себе ко дню рождения. Этот автопортрет был написан в 1968 году, когда Константину Васильеву было двадцать шесть лет. Этот автопортрет написан в 1970 году, в двадцать восемь лет. Последний автопортрет был написан за месяц до гибели. Художник немного себя состарил, выразив трагическое состояние.

Олег Шорников, друг Константина Васильева:
– Костя чувствовал, что ему надо торопиться. Бывало, Клавдия Пармёновна раскричится на нас: «Я умру, что вы будете делать, такие неприспособленные?» А Костя ей отвечает: «Маменька, ты нас всех переживёшь». И она хоронит мужа, хоронит младшую дочь Люсю, хоронит трагически погибшего Костю.

Геннадий Пронин, друг Константина Васильева, директор «Музея Константина Васильева» (г. Казань):
– На последнем автопортрете Константин очень похож на Достоевского. Он очень любил романы Достоевского, правда, – за психологизм, реализм, за правду. В написанном им портрете Достоевского проглядывали черты самого Константина Васильева. Творчество Достоевского глубоко врезалось ему в сердце, поэтому такая схожесть.

В юности в творческом поиске Константин Васильев пробовал работать в стиле зарубежных модернистов и отечественных художников-шестидесятников. Во многом на формирование художника повлиял Достоевский.

В середине шестидесятых годов в Советском Союзе был издан роман Достоевского «Бесы», но цитировать его тогда не было принято. «Дневник писателя» Достоевского и вовсе был под запретом. У Анатолия Кузнецова было издание девятнадцатого века. «Дневник» Достоевского Константин Васильев читал, перечитывал, цитировал страницами наизусть.

Анатолий Кузнецов, друг Константина Васильева:
– «Дневник писателя» как бы оформил его политические взгляды на Россию, её место в истории, на русский народ, значение России для мира. Это был примерно 1964 год. В Константине произошёл перелом, он отбросил всё прежнее, как шелуху. Стал развиваться от абстракционизма и авангарда в сторону реализма в поиске живописного и человеческого идеала.

В годы воинствующего атеизма Константин Васильев мог спокойно процитировать и Христа, говорившего: «Не мир принёс я вам, но меч». Константин воспринимал жизнь как борьбу идей за подлинную красоту и настоящее искусство.

Олег Шорников, друг Константина Васильева:
– Ему нужны деньги на холсты, краски, кисти, рамы, без этого нет художника. Денег Костя от нас не берёт, говорит: «Ребята, если хотите мне помочь, покупайте мои картины. Вот вам твёрдая цена – рубль по сантиметру по длинной стороне. Сто сантиметров – сто рублей. Бери, какую хочешь, картину, я ещё нарисую».

Геннадий Пронин, друг Константина Васильева, директор «Музея Константина Васильева» (г. Казань):
– Обычно он приглашал на открытие картин, особенно на автопортреты, к себе в гости, в посёлок Васильево под Казанью, где жил. Я получал открытку из Васильево, где было написано: «Приезжай такого-то числа во столько-то часов, привези фотоаппарат и бутылку шампанского». Я как верный друг приезжал. Картина обычно завешивалась, Костя ставил грампластинку или включал магнитофон, мы слушали музыку, читали стихи, выпивали по бокалу шампанского, и только потом он открывал холст, и мы ахали. Потом начиналось обсуждение…

Советская диктатура пролетариата его не устраивала. Он был талантливым человеком, волевым, но не мог весь свой талант отдать людям. Константин был патриотом России, её истории в любой части – языческой, доязыческой, христианской, советской. Духовная атмосфера брежневского времени его тяготила.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!