Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

100 лет Вальдорфской педагогике. «Наших учителей не готовят в каждом педагогическом вузе»

1 сентября 2019
Раздел: Свет учения
Просмотров: 513
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
100 лет Вальдорфской педагогике. «Наших учителей не готовят в каждом педагогическом вузе»
1 сентября 2019
Раздел: Свет учения
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 513
Поделиться:

... Здесь учат без учебников. Носителем знаний является учитель, который сам выбирает, как и чему учить детей, предпочтение отдается гуманитарным предметам, творческим занятиям, изучению истории и традиций христианского учения и мира. Сама школьная жизнь строится на основе коллегиального самоуправления… В этом году одной из самых необычных образовательных методик – Вальдорфской педагогике - исполняется 100 лет. Ее проводником в нашем городе является общеобразовательная Самарская вальдорфская школа. В 2020 году учреждение празднует 30-летие. Потребовалось время, чтобы педагогическое сообщество признало альтернативное обучение. Сегодня Самарская вальдорфская школа занимает особое место в областном образовании, а принципы вальдорфской педагогики нашли отражение в образовательных стандартах нового поколения. Даже самые рьяные критики признают: из стен школы выходят не просто дети, наполненные знаниями, учителя-вальдорфцы растят свободные, духовно богатые и гармонично развитые личности.

Становление школы

Появление вальдорфской школы в Самаре в 1991 году связано с инициативой родителей, которых на тот момент не устраивало положение дел в традиционной школе, и они имели представление о том, в каких условиях должен расти их ребенок, какие ценностные ориентиры у него должны быть сформированы за время обучения.

В девяностые годы происходили большие общественные изменения – старая школьная система требовала реформирования, остро стояли вопросы: «что делать и куда двигаться дальше?»

Елена Ивашкина, основатель, первый учитель и многие годы директор школы:

– Для меня, педагога по образованию, установка на узко интеллектуальные задачи означала некое ограничение для ребенка. Я чувствовала, что он проводит в школе половину жизни, но задействована в развитии только его маленькая часть, а нужно, чтобы складывалось «объемное» сознание, способность понимать и чувствовать разнообразие и сложность мира. И когда я соприкоснулась с идеями вальдорфской педагогики, я реально ощутила некую «благодать», полноту обращения ко всему, что есть в человеке. Идея меня вдохновила и увлекла.

Как раз в это время в Петербургском университете имени Герцена было организовано обучение по специальности «Вальдорфская педагогика». Позже, когда Самарская Вальдорфская школа уже много лет имела статус федеральной экспериментальной площадки, состоялось знакомство с опытом яснополянской школы, и мы увидели схожесть принципов. Методология Ушинского во многом близка вальдорфской педагогике. Но на этапе становления сложнейший был вопрос: как все это реализовать на практике? Потому что ты встречаешься с конкретными людьми – учителями и родителями, потому что ты должен учитывать социальные условия и требования законодательства. Как соединить эти конкретные вещи с прекрасной идеей, где найти компромисс – это довольно сложная задача.

Начинать было страшно и одновременно смешно. Первый класс формировался на моей кухне в однокомнатной квартире, где я рассказывала о вальдорфской педагогике мало-знакомым мне людям. Я – продукт традиционного образования, вчерашняя послушная девочка-отличница, над которой безоговорочно довлел диктат учителя, что, в принципе, считалось нормой. А здесь мне надо подобрать ключик к новой системе, выстроенной на свободном творчестве, на диалоге «учитель-ученик», на идее образования без страха перед авторитетом учителя.

Конечно, приступая ко всему новому и неизведанному, человек осознает собственное несовершенство, но моим главным мотивом оказалось непреодолимое желание вырастить своих детей свободными и сильными людьми. Я забрала сына из школы с намерением учить его дома самостоятельно, к моему ребенку для обучения присоединился его товарищ. А потом – началось волшебное действие. Стали звонить люди и говорить, что хотят, чтобы я приняла их детей. Я отнекивалась – они настаивали. Таким образом, к

1 сентября набрался целый класс. В довершение пришел Игорь Александрович Чернышов из театра оперы и балета, с дочкой Яночкой, и предоставил нам для учебных занятий огромный репетиционный зал. От первого урока, акустики хорового зала и внутреннего напряжения я едва не потеряла сознание. Ведь самое большое ограничение – внутри нас, и нужны огромные усилия, чтобы перешагнуть барьеры, выйти из нестандартных рамок шаблонных представлений.

Официальное право на использование имени «Вальдорфская» школа получила в 1996 году, пройдя необходимую процедуру оценки соответствия. Как международная марка это имя зарегистрировано в Мадриде в организации Mondialedela ProprieteIntellectuell.

В течение многих лет Самарская Вальдорфская школа была федеральной экспериментальной площадкой Министерства образования РФ по реализации программы «Гуманизация содержания образования средствами вальдорфской педагогики».

В настоящее время школа является членом Интернациональной Ассоциации Вальдорфской педагогики и членом Ассоциации Вальдорфских школ России.

«Ребенку принадлежит львиная доля познания»

Один из зачинателей вальдорфского движения в России, педагог Сергей Милютин, определял основы вальдорфской педагогики следующим образом: «Умеем ли мы обращаться с миром? Конечно, мы много знаем о нем и узнаем все больше. Но умеем ли мы с вами находить свое место в жизни, складываются ли наши отношения с людьми, умеем ли мы совершать поступки и отвечать за них, способны ли мы слушать и говорить, когда нужно, умеем ли требовать и прощать? Всему этому нельзя научиться впрямую, но дети могут учиться этому исподволь, следуя за взрослыми. Если учитель способен сделать зримым то, что мир открыт и добр, что он интересен и красив, что в нем можно найти истину, то его ученики овладеют искусством жить.

В пределах обычных школьных предметов ребенок может встречаться с жизнью не только интеллектом, но и всем своим существом. Если не только знаешь, но и умеешь обходиться с человеком, событием, вещью, тогда ты безоговорочно участвуешь в жизни, а жизнь имеет свою долю в тебе. Тогда жизнь не просто проходит, но каждый шаг ее – творчество.

Такое отношение к миру ярко и вполне современно имел Гете. Его мировоззрение было настолько же практичным, насколько умным. Поэзия и домашнее хозяйство, ботаника и драма, дела герцогства и геология были равно интересны и доступны ему. Сам человек, как правило, не выражает свою жизненную позицию в законченной мыслительной форме, а являет ее своими поступками. Гете не учил других жить так, как он, но бывает, что потомки, как дети, понимают опыт старших. Именно так случилось с наследием Гете. Одним из благодарных потомков был немецкий мыслитель Рудольф Штайнер. Его общественная и культурная деятельность затрагивала сферу социальных отношений, медицину, сельское хозяйство, искусство, науку, литературу.

Наблюдение – это бодрствующее внимание. Понимание – умение ждать до тех пор, пока вещи не заговорят сами и процесс познания, а за ним и деятельность станут диалогом, беседой с миром.

Очевидно родство подобного мировоззрения с педагогикой как духовно-практической деятельностью. Именно ребенку принадлежит львиная доля познания. Удивление и почтение – вот чувства, уместные для взрослого, когда он видит ребенка, постигающего мир. Наше воспитание и обучение может быть не только результативным, но и прекрасным, интересным и приятным само по себе. Учиться – это не значит только работать. Обучение тоже может быть полноценной жизнью.

Задачу не только учить, но и жить в процессе обучения ставит себе вальдорфская педагогика, данная миру Рудольфом Штайнером и получившая первое конкретное воплощение в 1919 году в Германии. В основу обучения в вальдорфских школах, которых в мире уже больше пятисот, как раз и положен гетеанистический метод познания».

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!