Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Ильдар Шакуров: «Дермато- венерологом мечтает стать каждый десятый». 95 лет кожновенерологической службе Самарской области

1 сентября 2019
Раздел: Юбилей
Просмотров: 3092
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Поделиться:
Ильдар Шакуров: «Дермато- венерологом мечтает стать каждый десятый». 95 лет кожновенерологической службе Самарской области
1 сентября 2019
Раздел: Юбилей
Рейтинг: 0
Голосов: 0

Просмотров: 3092
Поделиться:

В 1927 году диспансер переехал в здание на улицу Степана Разина, в особняк бывшего австрийского купца Дочара. Штат вырос до 12 человек. Появился и стационар для венерических больных. В Самарской центральной больнице (ныне больница имени Пирогова) открыли отделение на 30 коек, которое располагалось в двух деревянных бараках.

Венцека, 35. Этот адрес останется за кожно-венерологическим диспансером на будущие, как минимум, 90 лет. Интересно, что спустя почти век на прием в диспансер приходят в смену те же 100 человек или чуть больше. Но сильно изменился и профиль основных заболеваний жителей города, и, разумеется, качество оказываемой медицинской помощи.

Евгений Орлов:

– Что позволило нам помимо организационных методов побороть эти серьезные инфекции? Да, конечно, появление новых лекарственных препаратов. В начале 20 века лечили с помощью мышьяка, висмута, которые приносили исцеление, но были опасными для организма, а лечение было длительным.

Ильдар Шакуров:

– Искали варианты эффективного лечения. Методом проб, ошибок, применения разных схем. Но я вам точно могу сказать, что принятые до революции методы лечения были придуманы не в Самаре. Ведь сифилис известен со времен Тутанхамона, а в России – с конца 15 века. Ссылка больных сифилисом в Нерчинск, как это было при Екатерине Великой, особых результатов не давала, поэтому стали применяться первые лекарственные препараты. Я вам могу сказать, например, что препараты на основе ртути применялись в Европе и в России в течение 450 лет! Впрочем, этими токсичными лекарствами лечили не только «прилипчивые болезни», как их тогда называли, но и многие другие заболевания. И в какой-то части они давали эффект. Например, сифилитическое поражение горла вылечивалось, потому что эти тяжелые препараты обладают противомикробным действием. Люди от сифилиса не умирали.

30-е годы. С ростом опыта врачей дерматовенерологической службы появляется необходимость его обобщения и создания методического и исследовательского центра. И в 1933 году диспансер реорганизуют в институт. Его первым руководителем становится профессор Алексей Сергеевич Зенин. Штат – уже 28 врачей, открыт специальный детский прием, рентгеновский и терапевтический кабинеты, лаборатория и виварий. Врачи организовали неслыханную по прежним масштабам работу. Например, в 1934 году было осмотрено 45 тысяч школьников на предмет выявления заразных кожных болезней. В Куйбышеве тогда был очень распространен трихомикоз. К этому времени можно отнести и начало становления одной из ведущих научных кожно-венерологических школ страны.

Евгений Орлов:

– Чем ещё интересна самарская школа дерматовенерологии, которую создал Алексей Сергеевич и продолжил развивать Борис Алексеевич Зинин. Мы всегда занимались наиболее актуальными проблемами. Аллергическими дерматозами, псориазом, разрабатывали новые методы. Да и сейчас продолжаем этим заниматься. Алексей Сергеевич в свое время написал первый учебник по профессиональным заболеваниям кожи. И наша кафедра продолжает заниматься профессиональными заболеваниями, защищаются диссертации, в том числе докторские, пишутся монографии.

Алексей Сергеевич Зинин, безусловно, был одной из самых интересных личностей. Он приехал руководить кафедрой кожных болезней в Самарский медицинский институт в тридцатые годы. И он же возглавил Поволжский дерматовенерологический институт. И вот в то время как раз был сформирован основной костяк дерматовенерологической службы Самарской области. Были во многом решены проблемы, которые стояли перед обществом в то время. А это широкое распространение сифилиса, широкое распространение инфекций, передающихся половым путём, заразные кожные болезни. В войну он руководил клиниками Куйбышевского медицинского института. Более 30 лет он руководил клиникой и кафедрой и оставил после себя плеяду опытных дерматологов. Это основная его заслуга. Он сформировал костяк дерматовенерологической службы.

В 1940 году институт был реорганизован в областной кожно-венерологический диспансер 1-ой категории, и к его руководству пришел Николай Михайлович Ландышев. При нем значительно возросла сеть кожно-венерологических служб, а самарский диспансер стал одним из ведущих и авторитетных учреждений в Советском Союзе.

Далее диспансер возглавляли Александра Васильевна Петрова, Борис Константинович Казикин, Людмила Александровна Шепотько. С 1986 года на посту главного врача – Ильдар Гомерович Шакуров.

Алексей Самцов, д.м.н. профессор, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой кожных и венерических болезней Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, главный дерматовенеролог Министерства обороны Российской Федерации, вице-президент ООО «Всероссийское общество дерматовенерологов и косметологов»:

– Говоря о современном состоянии дерматовенерологии и косметологии в Самаре, мне бы хотелось начать с истоков и обратить внимание на то, что Самара – это один из тех городов, где очень хорошая академическая школа. Вообще история самарской школы дерматовенерологии – это отдельная тема. И можно перечислить достаточно много имен профессоров. Но я бы остановился на профессоре Борисе Алексеевиче Зенине, который отличался не только тем, что был блестящий клиницист, не только тем, что проводил блестящие работы. Он создал 14-дневную схему лечения сифилиса, что в свое время было революционным и в дальнейшем было принято всей дерматовенерологией в России, тогда в СССР. Наличие такой школы – это основа современного развития науки.

Ильдар Шакуров:

– Я вам даже больше скажу. Когда Борисом Алексеевичем была предложена эта методика, она очень тяжело воспринималась нашей дерматовенерологической элитой. Схема входила сложно, через заседания научно-методических советов и так далее. Я помню, эти первые схемы лечения даже не назывались именем Бориса Алексеевича Зенина. Это был «первый метод», «второй метод», их было всего шесть.

Борис Алексеевич Зенин совершил настоящий переворот в лечении сифилиса. Вся российская венерологическая школа до сих пор пользуется его методикой лечения этого заболевания.

Татьяна Меркулова, к.м.н., доцент кафедры дерматовенерологии СамГМУ:

– Я всю жизнь проработала на кафедре кожных и венерических болезней Самарского медуниверситета. Но в то же время я должна отметить, что мы постоянно работали в контакте с областным кожно-венерологическим диспансером. Это традиция, которая начиналась еще в 30-е годы и продолжается до сих пор. В свое время, когда я только начинала работать и была еще клиническим ординатором, мы многие разделы дерматовенерологии изучали именно в стенах диспансера. Я помню многих врачей и заведующих отделениями, которым я очень благодарна, потому что именно они меня учили становиться врачом.

До начала 90-х годов система кожвендиспансеров – это особые учреждения. Туда приглашают по повестке, почти как в милицию. Люди стесняются признаться, что лечатся в КВД, потому что это вызывает общественное презрение. К венерическим болезням отношение почти как до революции – брезгливое. Советский человек в стране, где нет секса, не может болеть инфекциями половых путей.

Ильдар Шакуров:

– В восемьдесят шестом году в газете «Аргументы и факты» под редакцией Академика Скрипкина впервые было публично объявлено о наличии вензаболеваний. Юрий Константинович Скрипкин, наш учитель, сказал, что в Советском Союзе заболевания сифилисом есть. А до этого цифры были закрыты. Я даже ещё вам скажу, что, например, в 1984 году документы о статистике заболеваний советских людей вензаболеваниями выходили под грифом «для служебного пользования». Все цифры, все показатели были для служебного пользования. То есть в открытую статистику они не отдавались. В этот период (1984 год) я как раз работал в Кировском районе Самары. И очень хорошо помню такие моменты, когда я, например, пишу письмо директору завода: «На вашем предприятии, в таком-то цехе работает аморальный сотрудник. Нет, мы не писали фамилии. Мы просто писали: «В вашем цехе два случая сифилиса или один случай гонореи. Просим Вас усилить воспитательную политику и морально-этическую работу». Чтобы физорги, комсорги, профорги проводили с сотрудниками определённую работу в плане профилактики вензаболеваний. Вот какая тогда была общепринятая практика по всей стране.

Алексей Кубанов, президент «Российского общества дерматовенерологов и косметологов», член-корреспондент РАН, профессор:

– Первый раз я приехал в Самарский кожно-венерологический диспансер в 1996 году вместе с академиком Юрием Константиновичем Скрипкиным, к сожалению, ныне покойным.Здесь была большая школа, недаром Юрий Константинович взял меня с собой именно в то учреждение, в тот регион, где стали внедряться самые современные технологии, и организационные, и лечебные. В тот момент у нас была очень высокая заболеваемость по сифилису и другим инфекциям, передаваемым половым путем. И молодой, энергичный главный врач Ильдар Гомерович Шакуров старался подойти не стандартно, а старался вникнуть в проблему, понять, что является причиной, почему происходит такая вспышка. И, наверное, с 1996 года Самарская область и КВД являются площадкой для встреч, дискуссий и проведения конференций.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!