Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Культпоход

7 октября 2019
Просмотров: 297
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Поделиться:
7 октября 2019
Рейтинг: +3
Голосов: 3

Просмотров: 297
Поделиться:

Василий поморщился: листопадную тишину скверика вдребезги разбило ребячье многоголосье. К памятнику, за которым пряталась насиженная артистами скамейка, приблизился резвый топот.

– Внимание! Перед вами на гранитном постаменте голова гениального поэта работы скульптора Белашевой. – Знакомый женский голос мурашками пробежал по спине Василия. – Левой рукой Пушкин касается виска в минуту вдохновения. Но если посмотреть…

«Ну, началось. – Запахнув черный плащ и надвинув кепку, Василий вжался в ребра скамьи. – Анечка умная, добрая, красивая. Но такая зануда!» Неделю назад он поссорился с ней из-за эстетических разногласий.

– Анна Петровна, говорят, что раз в году памятник хлопает в ладоши.

Василий осторожно выглянул из укрытия. Щербатый парнишка выжидательно смотрел на учительницу в строгом пальто и элегантной шляпке.

– А ничего, что у него всего одна рука? – встряла курносая девчонка.

Раздались смешки.

– Тише! – Анна Петровна притопнула. – Напоминаю: мы здесь, чтобы почтить память национального светоча. Что ты подготовила к нашему культпоходу, Таня? – обратилась она к курносой.

Та вскочила на ступеньку монумента и бодро отрапортовала:

– Сижу за решеткой в темнице сырой!

– Стой! Смотри.– Учительница указала на Пушкина. – Видишь, как он огорчен отсутствием тоски в твоем голосе?

– Пусть тогда Пашка читает. – Девчонка показала парнишке язык.

– И грянул бой, Полтавский бой! Бросая груды тел на груду!.. – заорал Пашка, но вдруг осекся, с ужасом оглянулся на памятник и выдавил: – Кажется, он разозлился.

– Не мудрено, – покачала головой учительница.

– Анна Петровна, – хитро улыбнулся чтец, – а почитайте, пожалуйста, сами.

Раздались жиденькие хлопки.

– Что ж, – сменила Пашку учительница. – Я памятник себе воздвиг…

Василию показалось, что надрывный женский голос вливается в уши расплавленным свинцом. На словах «Нет, весь я не умру», не выдержав боли, Василий рявкнул:

– И даже не надейтесь!

Анна Петровна воззрилась на учеников.

– Елисеев, ты? – погрозила она пальцем парню с гитарой.

Гитарист отчаянно замотал головой:

– Нет!

– Это я. – Из-за памятника вышел Василий.

– Бомж! – восхитился Елисеев.

– Я попросил бы. – Василий распахнул плащ и продемонстрировал щегольской костюм. – Актер драматического театра Василий Бурмин в роли Хлестакова.

– Вот кто с Пушкиным на дружеской ноге, – усмехнулась Анна Петровна. – Василий Львович, не почитаете нам что-то из любимого, так сказать, в качестве образца? Просим.

Школьники дружно зааплодировали.

– «Отцы пустынники и жены непорочны», – объявил он.

Василий видел, как менялось выражение ребячьих глаз. Со слушателями происходило то же, что и с ним, когда он читал эти стихи. Каждый узнавал в них свои слабости и вместе с поэтом горячо просил себе смирения и любви.

– Прости меня, Аня. – Василий взглянул Анне Петровне в глаза.

Наступила такая тишина, что был слышен шорох падающих листьев.

Анна Петровна прижала к губам платочек и кивнула.

– Почему же у вас получается, а у нас нет? – Пашка пытливо смотрел на Василия.

– Думаю, это потому, что я не на Пушкина молюсь, а молюсь его словами, что ли… выражаю ими себя.

– Я понял! – внезапно обрадовался Елисеев. – Вот слушайте.

Он снял с плеча гитару и, присев на ступеньку памятника, запел про смелого рыцаря, преданно служившего Деве Марии. Негромкая музыка перебивалась резкими аккордами там, где говорилось о битвах, и переходила в рэп на словах дьявола.

Уловив мотив, ребята стали отбивать ритм, а в конце песни загудели, радуясь за паладина, попавшего в рай.

– Молоток! – Пашка хлопнул Елисеева по плечу. – Сам сочинил?

– В соавторстве.

– С Пушкиным? – подмигнул Пашка.

– С ним, – показал большой палец Василий.

Растроганная Анна Петровна, не отнимавшая платочек от губ, кивнула.

– Наш чувак, – резюмировал Пашка.

– Тогда фоткаемся вместе с Пушкиным, – постановила Танька.

Все загалдели, облепили памятник. Анна Петровна навела глазок телефона – и тут над головами раздался стук.

– Он хлопал, – прошептала учительница.

– Я же говорил! – торжествовал Пашка.

Елисеев вскарабкался на памятник, приладил Пушкину гитару и прижал ее своей, то есть пушкинской правой рукой.

– Чур, я запуляю мем. – Пашка так и вышел на фотографии с открытым ртом.

Комментарии (6)
Мария Штанова #    7 октября 2019 в 22:22
Елена , рассказ настолько меня. покорил и взволновал, что даже всплакнула...Вспомнила и свои уроки у памятника Пушкину ( в садике за драмтеатром )в Самаре.Да, все очень точно, очень живо Вы передали эту ребячью радость и непосредственность выражения чувств.Читала на одном дыхании!Благодарю Вас за творческие находки, за любовь к Пушкину! Конечно же, мой +! Успеха в конккурсе!
Елена Таволга #    7 октября 2019 в 22:53
Спасибо за столь эмоциональный отзыв. smile Пушкин наше все! laugh И сам он был не прочь пошутить. joke
Зинаида Дмитриева #    8 октября 2019 в 10:57
Мне очень понравился ваш, Елена, рассказ, яркой картиной ребячьих эмоциональных высказываний
таких шутливо милых. Спасибо вам!+++
Успехов в жизни и в творчестве!
Елена Таволга #    8 октября 2019 в 17:45
Спасибо вам, Зинаида, за столь позитивный комментарий. smile
Злата Сереброва #    вчера в 10:03
Очень интересный рассказ вышел у Вас, Елена. Только желательно было бы указать возраст учеников, а то когда читаешь, представляются дети лет десяти, а когда появляется на сцене Елисеев с гитарой дети вырастают лет до шестнадцати.)) В общем, нарушается картинка. Извините, уж меня. Я понимаю, что Василий, из-за памятника не видит ребят, но как автору Вам стоит что-то придумать,что бы картина не ломалась. +
Елена Таволга #    вчера в 19:23
Спасибо за отзыв. smile
А про возраст... scratch Я думала, по речи учительницы понятно, что она обращается к восьми- или девятиклассникам. А кроме того, первые реплики ребят, как мне кажется, задают их возраст. Но, видимо, сыграла роль моя профдеформация. laugh