Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Семейная реликвия

7 августа 2017
Просмотров: 472
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Поделиться:
7 августа 2017
Рейтинг: +1
Голосов: 1

Просмотров: 472
Поделиться:

Север… Само слово овеяно романтикой. Природа, лесные просторы, свободные земли, богатства недр с давних времен манили к себе людей. История Севера содержит немало загадок и особенностей. Суровая природа развивала выносливость, терпение у наших предков.

Главной традицией народного поморского воспитания было формирование трудолюбия в детях.Так, с появлением на свет, девочке дарилась маленькая прялка, потом размер прялки увеличивался. К десяти годам девочка уже получала задание от взрослых шерсть напрясть, половиков наткать. Девочки приучались уважать чужой труд, ценить хорошо выполненную работу. Наши предки придавали большое значение традициям, соблюдали их. Со временем прялку заменили швейной машиной, передавали ее от поколения к поколению по женской линии. Именно об этом и будет мой рассказ.

Швейное дело – самое древнее ремесло. Еще первобытному человеку при изготовлении примитивной одежды и жилища надо было соединять шкуры в единое целое. Во все времена человек стремился к творческому совершенству только с одной целью – обеспечить и улучшить свою жизнь и жизнь своих потомков. Заменить ручной тяжелый труд машинным – такую задачу стремилась осуществить творческая мысль человека.

В начале 16 века англичанин Уильям Ли смастерил первую вязальную машину, на которой можно было получать однониточные цепные стежки.

В 1755 году немец Карл Вейзенталь получил патент на изобретение швейной машины, у которой игла имела ушко посередине и работала по принципу ручного шитья.

В 1790 году англичанин Томас Сент построил машину для швейного дела. Она имела регулятор стежка, горизонтальную игольную пластину и вертикально движущийся игловодитель. Машина шила изделия из кожи.

В 1829 году французский портной Б. Тимонтье сконструировал деревянную машину, которая делала однониточный цепной стежок.

В 1834 году американец Уолтер Хант изобрел машину, в которой было челночное устройство, а ушко иглы располагалось внизу, возле острия. Это был прообраз современной машины.

В 1845 году американец Элиос Хоу усовершенствовал изобретение Ханта. Машина делала триста стежков в минуту и заменяла пять портных. Элиос Хоу считается истинным создателем швейной машины, поскольку в ней сконструированы необходимые приспособления для продвижения ткани, регулировки натяжения нитки.

В 1851 году в США крупный промышленник и механик Исаак Зингер совместно с изобретателем Аленом Вильсоном довели швейную машину Элиоса Хоу до современного вида, придав игле вертикальное движение. Ткань начала продвигаться в горизонтальном направлении при помощи зубчатой рейки и прижиматься сверху лапкой. Фирма «Зингер» развернула крупное производство швейных машин, организовав в Японии, Европе, а затем в России свои дочерние фирмы.

Так, за вторую половину 18 века в Англии, Франции, США было выдано более тридцати патентов на изобретение швейных машин.

В 1900 году И. Зингер организовал в Подольске под Москвой мастерские по сборке швейных машин. Из деталей, привезенных из США, собиралось до 600 тысяч машин в год. Именно с этого года и начинается история нашей семейной реликвии

Эта машина центрально – шпулечная, прямострочная, с ручным приводом. Внешний вид, хотя и незавидный, но шьет она более ста лет все виды тканей с очень красивой прочной строчкой. Надежность в работе при разнообразных режимах, простота устранения неисправностей (всего два основных винта) являются главными достоинствами этой швейной машины. На машине сохранился лоскуток ткани еще от моей прапрабабушки.

Итак, с особенностями реликвии мы познакомились. Пришло время рассказать о том, как же она появилась в нашей семье.

Мой прапрадедушка Лукин Григорий Степанович 1898 года рождения жил и работал в деревне Чекуево Онежского района Архангельской области. Хотелось бы отметить, что он был одним из тех, кто занимался разведкой, распространением литературы, агитационной работой в тылу белогвардейцев в 1919 году прошлого века. Не щадя своей жизни мой прадед разъяснял солдатам и крестьянам смысл войны, разоблачал замыслы заокеанских империалистов. Бабушка помнит, как мой прадед рассказывал о «белом» генерале Марушевском.

Кстати в своих воспоминаниях командующий белой армией генерал Марушевский писал: «…Я поражен был, до каких размеров возросла пропаганда большевиков, главным образом на фронте. Особенно внушало опасение то, что происходило на направлениях Обозерск – Чекуево – Онега. На этом тракте, столь спокойном ранее, валялись пачками большевистские прокламации, воззвания, журналы, пропагандные афиши…»Группа, в которой работал мой прадед, установила связь с передовыми частями Красной Армии и передавала им сведения о противнике.

К сожалению, нелегальная деятельность группы была раскрыта. Командиры группы Михаил Кузнецов, и Петр Григорьев были расстреляны. В делах английской контрразведки была найдена фотография сцены расстрела отважного героя. Прадедушке чудом удалось избежать ареста и расстрела, его спрятали в старой, всеми забытой картофельной яме, там он провел 2 дня, пока свирепствовали белогвардейцы. Все это время прадед ни ел, ни пил, лишь грыз мох, которым были переложены бревна в картофельной яме.

В июле 1919 года вспыхнуло восстание в 5 – м Северном полку, находившемся на Онежском направлении. В восстании принимал участие и мой прадед. Им, в числе других красноармейцев, был захвачен штаб английского полковника Лаури.

Генерал Марушевский, командовавший белогвардейцами, писал: «Катастрофа с пятым полком произвела впечатление ошеломляющее. С полной искренностью скажу, что для меня лично это был удар, поразивший остатки надежды на возможность сопротивления после ухода союзников». Во время восстания прадед стрелял в белогвардейцев прямо с чердака своего дома! На чердаке был установлен пулемет. До сих пор на чердаке сохранились следы этого события, а именно в бревнах (дом сделан из круглого леса) прадед топором вырубил специальную площадку, чтобы удобно было расположить пулемет, правда, сам пулемет не сохранился.

Поверенный в делах США В Архангельске при белогвардейском правительстве Коуль телеграфировал 22 июля 1919 года государственному секретарю США Лансингу: «Русские войска, расположенные на линии коммуникаций Онега – Клещево восстали и перешли на сторону большевиков. Город Онега находится в руках восставших. Одновременно восстание имели место на линии железной дороги, идущей на Вологду. Для союзников остаются две возможности: либо немедленная присылка крупных подкреплений, либо срочная эвакуация». Именно восстание 5 – го Северного полка изменило ход военных действий на Онежском направлении Северного фронта в пользу Красной Армии. «В Онежском районе, заняв Чекуево, мы ведем наступление на город Онегу, на нашу сторону перешли части пятого Архангельского полка противника и «волчья сотня» общей численностью в 600 человек», — сообщали оперативные сводки. О моем прадедушке упоминает в своей книге Г. Д. Калинин. (Сам Григорий Дмитриевич Калинин был председателем исполкома Онежского районного Совета народных депутатов, очень любил свой город, своих земляков).

Вернемся к реликвии. В 1905 году мама (к сожалению, ее имени я не смогла узнать) Григория Степановича получила в подарок от своего мужа швейную машину «Зингер», произведенную в г. Подольске из импортных деталей. В 1916 году прапрадед женился на моей прапрабабушке Марии Андреевне. На свадьбу свекровь по существующему в нашем роду обычаю подарила невестке швейную машину, поскольку родной дочери у нее не было. Моей прапрабабушке тогда было всего шестнадцать лет. Швейная машина в то время была очень дорогим подарком и большой редкостью. Молодые переехали в деревню Пянтино Онежского района, выстроили свой дом, в котором родился и мой папа, а мы отдыхаем в доме каждое лето. Поскольку прапрабабушка никогда раньше не видела швейной машины, сначала на ней работал сам Григорий Степанович. Он шил на ней тапочки из кожи, пришивал на машине даже подошву. Затем освоила заморскую технику и Мария Андреевна. Прабабушка шила на машине все: от постельного белья до верхней одежды. Многие вещи до сих пор сохранились в доме. Удивительно то, что рвется ткань, а строчка, сделанная на швейной машине, до сих пор остается прочной. В семье прапрадеда появилась дочь, моя прабабушка Лукина Людмила Григорьевна. Прабабушка больше любила вязать, поэтому какое – то время машина не использовалась и оставалась в доме прапрабабушки. Перед смертью, Лукина Мария Андреевна подарила швейную машину «Зингер» своей внучке, моей бабушке Некрасовой (в девичестве Березань) Лилии Ивановне. Бабушка, выйдя замуж, переехала жить в город, подарок прабабушки она увезла с собой. При переезде через реку, швейную машину уронили, повредился футляр, однако, сама машина не пострадала. Бабушка научилась шить на машине сама, поскольку никаких инструкций по эксплуатации не осталось. В то время было очень трудно купить что – либо в магазине, поэтому швейная машина была необходима. С ее помощью бабушка шила и постельное белье, и рубашки для папы и дедушки, и даже распашонки и пеленки для меня. В детстве я любила присесть рядом с бабушкой и наблюдать, как крутится колесо у машины. По традиции, бабушка должна была передать швейную машину своей невестке, моей маме Некрасовой Светлане Марьяновне, поскольку своей дочери у бабушки нет. Но поскольку у мамы уже была швейная машина, старинная машина «Зингер» предназначается мне. В будущем я должна буду передать ее своей дочери или невестке. Несмотря на то, что машине более ста лет, за все время лишь один раз она попадала в руки мастера. Оказалось, что нужно только подтянуть один винтик. Вот что значит настоящее качество!

Историю нашей семейной реликвии мне рассказала моя бабушка Некрасова Лилия Ивановна. В нашей семье свято относятся к своим предкам, передают знания о них из поколения в поколение.

Север стал своего рода хранителем традиций народной культуры. Благодаря замедленным темпам развития края здесь сохранялся бытовой уклад, приверженность обычаям старины, соблюдения обрядов и праздников, скрашивавших суровые условия жизни. Век техники изменил облик нашего края. Но как бы ни были совершенны машины, они никогда не заменят тепла и мастерства рук человеческих.

Глядя на семейную реликвию, я представляю себе, как над ней склонялись мои прабабушки и словно чувствую тепло прабабушкиных рук. Мне кажется, что, если человек не знает своего прошлого, у нет будущего. Ведь, на мой взгляд, совершенно не важны награды и почести людские, а важна память людская!

Комментарии (1)
Майя Симонова #    7 августа 2017 в 23:38
ЕВГЕНИЯ ПЕРЕСЧИТАЙТЕ КОЛИЧЕСТВО ЗНАКОВ!